Германия и Россия: бизнес остался без рычагов

854

Участники МЭФ сошлись в оценке последствий украинского конфликта для германо-российского сотрудничества, но разошлись во мнениях о его причинах и путях решения. Репортаж DW.

"Взаимодействие российского и немецкого бизнеса в новых условиях" - так называлась конференция Московского экономического форума (МЭФ), прошедшая 26 января в здании в Торгово-промышленной палаты России. Участники встречи в Москве попытались определить возможности сохранения партнерских отношений между двумя странами, однако разговор получился в большей степени не об экономике, а о политике.

К единому мнению российские и немецкие спикеры прийти не смогли. Их позиции разошлись как в части путей урегулирования конфликта на Украине, так и в части определения роли бизнеса в вопросе восстановления доверия между Россией и Европой.

Преимущества локализации

Председатель правления Германо-российской внешнеторговой палаты Михаэль Хармс (Michael Harms) постарался сконцентрироваться на позитиве, отметив: "Россия остается третьим по величине торговым партнером Европы". По его словам, 2014 год, несмотря ни на что, был успешным для многих немецких компаний, работающих в РФ. "76 процентов из них продолжают считать Россию стратегическим рынком", - сообщил он.

В то же время, по словам Хармса, опрос, проведенный в декабре 2014 года, продемонстрировал: 60 процентов немецких компаний ощутили на себе влияние санкций (аналогичный опрос в августе показал, что санкции затронули лишь 30 процентов респондентов).

Для минимизации последствий стагнации российской экономики, падения курса рубля и санкций немецкий бизнес в России вынужден сокращать издержки и персонал, а также проводить более глубокую локализацию.

Действительно, как заявил уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов, "компаниям надо адаптироваться к новым условиям". По его словам, показателен пример BMW, Volkswagen и Mercedes - первые два концерна имеют в России преимущество перед производителем "Мерседесов" Daimler, поскольку, будучи локализованными, менее чувствительно реагируют на падение курса рубля.

Мост между ЕС и ЕАЭС

В необходимости локализации усомнился гендиректор Ассоциации европейского бизнеса (AEB) Франк Шауфф (Frank Schauff). По его словам, надо отдавать себе отчет в том, что "локализация может привести к ухудшению качества производимой продукции". Глава АЕВ отметил, что бизнесу следовало бы задуматься о том, что от возникших трудностей в отношениях между Россией и ЕС выигрывают конкуренты - Китай и США. В этом смысле бизнесу стоило бы активизироваться в вопросе восстановления доверия и задуматься о перспективе в 10-15 лет, когда станет возможным создать свободную экономическую зону между европейским и евразийским пространствами.

Эта идея была с энтузиазмом поддержана членом оргкомитета МЭФ, председателем правления Института динамического консерватизма Андреем Кобяковым. Он считает, что "украинские события были спровоцированы раздиранием страны между европейской и евразийской интеграционными группировками". Возможно, стоило бы, напротив, воспринимать Украину как "мост между этими двумя группировками", - предложил он.

На кого давить?

Украинского вопроса коснулись почти все участники дискуссии. При этом линия водораздела определилась очень четко: немецкие гости выразили уверенность в необходимости обуздания сепаратистов, российские спикеры, например, президент промышленного союза "Новое содружество", сопредседатель МЭФ Константин Бабкин, призывали к "охлаждению военного пыла киевских властей".

Россиян не поддержал бывший министр экономики ФРГ Вольфганг Клемент (Wolfgang Clement). По словам Клемента, "сепаратизм на Украине переходит в тяжелые формы", а потому "необходимо заставить сепаратистов прекратить огонь, прекратить сопротивление и сдаться".

Предложение бывшего немецкого политика главный редактор журнала "Эксперт" Валерий Фадеев назвал "предельно нереалистичным". По его убеждению, "это все равно, что в начале гражданской войны в Югославии мечтать вернуть ее прежние границы". "Вместо давления на Россию надо давить на Киев", - посоветовал Фадеев.

Парируя это обращение, Вольфганг Клемент сообщил, что апеллирует лишь к решениям Хельсинкской конференции: "Речь идет о принципе неприкосновенности границ в Европе".

Из фазы прозябания в зону турбулентности

Председатель Германо-российского форума Маттиас Платцек (Matthias Platzeck) интерпретировал происходящее так: "Мы не то что не строим дом на фундаменте наших отношений, мы разрушаем этот фундамент". Немецкого гостя поддержал директор Института экономики РАН, сопредседатель МЭФ Руслан Гринберг. "Как экономист я знаю, что есть вещи поважнее экономики. Сегодня правит бал геополитика, причем в самом отвратительном виде - с взаимными угрозами и обвинениями", - заявил он. По словам экономиста, "экономика может развиваться, когда есть взаимное доверие - доверия сегодня нет".

Руслан Гринберг отметил, что на России и Германии лежит особая ответственность. "Может быть, больше некому остановить кровопролитную войну на Украине. Удивительно, что Россия и Германия не стремятся выполнить свою миссию. Заниматься перетягиванием каната сегодня - большой позор". По прогнозу экономиста, "никакого просвета в восстановлении экономических связей двух стран не предвидится", а взаимный торговый оборот в 2015 году упадет на 20-25 процентов. При этом Россия получит двойной удар, так как нет перспективы устойчивого повышения цен на нефть.

"Фаза прозябания рискует вылиться в более серьезные турбулентности. Но бизнес сегодня не имеет рычагов воздействия на правительство, и с этим надо считаться", - заключил он. Речь Гринберга сорвала самые громкие аплодисменты, а модератор, включив свой микрофон, признался: "Даже не знаю, как дальше передавать слово".

Читайте все новости по теме "Deutsche Welle" на Обозревателе.

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости