Мы не будем раздавать людям фантики – Розенко

14тЧитать новость на украинском

Кабинет министров Украины в этом году планирует принять давно назревшую реформу – пенсионную. В правительстве и парламенте идут горячие дискуссии, а Международный валютный фонд настаивает на своих требованиях. В частности, МВФ выступает за поднятие пенсионного возраста.

Чем закончатся баталии вокруг проекта реформы, где брать деньги на осовременивание пенсий и что происходит с программой верификации – на эти вопросы во второй части интервью "Обозревателю" ответил вице-премьер-министр Павел Розенко.

В первой части читайте о кадровых ротациях в правительстве и программе реимбурсации.  

- Представители МВФ уже достаточно четко дали понять, что дальнейшее сотрудничество с фондом зависит от поднятия пенсионного возраста. Правительство уже не раз высказывало свою позицию. Что делать? Если вопрос встанет так: либо сотрудничество с фондом, либо повышение пенсионного возраста, что выберете?

- Думаю, есть разница между тем, чего хочет МВФ, и тем, о чем мы договариваемся с МВФ. Все прописано в наших основополагающих документах. Статья в интернет-издании или газете, безусловно, может быть точкой зрения группы экспертов МВФ, но у нас есть официальный документ, который называется "письмо о намерениях", где выписаны основополагающие принципы, по которым мы будем работать. В последнем подписанном документе нет ни одного упоминания о повышении пенсионного возраста. Поэтому я бы не говорил: "или конец сотрудничества с МВФ, или повышение пенсионного возраста". Так вопрос не стоит.

Предполагается дальнейшее сотрудничество с МВФ и проведение пенсионной реформы. Какой она будет, в каком формате – это результат диалога с МВФ. Правительство разрабатывает свою концепцию и нарабатывает вариант пенсионной реформы, но в нем вы точно не увидите повышения пенсионного возраста. Повышения пенсионного возраста в ближайшие годы в Украине не будет.

- Можете назвать какие-то ключевые моменты проекта пенсионной реформы, который готовится?

- Это было бы преждевременно, проекта пенсионной реформы еще нет.

- А на каком вы этапе?

- Мы на этапе дискуссий. В Кабинете министров также идут очень непростые дискуссии, у нас есть разные мнения, разные точки зрения, разные позиции. И мы пытаемся выйти на какой-то единый компромиссный проект. Поэтому говорить о конкретных пунктах было бы все-таки преждевременно.

Говорить можно о том, о чем мы точно договорились. В частности, о двух позициях: осовременивание пенсий и отмена налогообложения или выплаты неполной пенсии работающим пенсионерам. Эти два момента являются консолидированной позицией. Эти две вещи мы просто обязаны сделать, потому что осовременивания не происходило в течение 4 последних лет. И если человеку, которому мы поднимаем пенсию до прожиточного минимума, последние годы пошла какая-то индексация, то для людей, которые вышли на пенсию 5-10-15 лет назад и имеют пенсии немножко выше минимальной, так называемого осовременивания не проводилось. Поэтому пенсионной реформы ждут, наверное, не столько представители МВФ, сколько наши сограждане.

- На осовременивание пенсий нужно 11 млрд. Все же не очень понимаю, где их брать. Дефицит Пенсионного фонда огромный, половина дотаций. Что вы планируете?

- В дотациях Пенсионному фонду, которые составляют 140 млрд в этом году, не предусмотрены средства на проведение осовременивания. Да, безусловно, нам приходится искать дополнительные ресурсы, но, думаю, мы сможем найти различные источники, различные механизмы финансирования. Самый главный ресурс – это рост экономики, легализация заработных плат, в том числе в результате принятия решения об увеличении с 1 января 2017 года минимальной заработной платы вдвое. Это тоже имеет абсолютно положительный эффект для Пенсионного фонда. Мы это увидели по первым финансовым результатам фонда: по состоянию на сегодня собрали примерно на 30% больше, чем было запланировано.

У нас уже сегодня есть дополнительный ресурс – 3-4 млрд сверх плана поступлений в Пенсионный фонд. Если тенденции легализации заработных плат, повышения заработных плат сохранятся, а самое главное сохранятся темпы роста экономики Украины, цифра в 11 млрд уже станет не такой уж заоблачной.

Самое главное, чтобы это был не инфляционный ресурс. Мы никогда не пойдем на печатание денег ради поднятия пенсий. Правительство не будет печатать фантики и раздавать их людям, чтобы ослабить гривню и поднять цены в Украине.

- По поводу принятия пенсионной реформы. Все только на стадии обсуждения в правительстве, потом еще будет обсуждение в парламенте...

- Полагаю, нас еще ждет всеукраинская дискуссия на эту тему. Без широкого обсуждения пенсионной реформы и привлечения всего общества принять в парламенте ее будет невозможно.

- Я с вами согласна, но это очень долгий процесс, а правительство планирует принять реформу до конца года. Это вообще реально?

- Думаю, что реально, в зависимости от того, как пойдет процесс обсуждения. Если законопроект будет качественно выписан, то перспективы его принятия в парламенте достаточно высоки. Мы неоднократно видели, как Рада демонстрировала достаточно нормальную скорость при принятии тех или иных законопроектов.

- Сейчас можно ориентировочно сказать, на чьи голоса можно рассчитывать, кроме БПП и "Народного фронта"?

- Если мы продемонстрируем, что основное содержание пенсионной реформы – это не у кого-то забрать, ограничить или обрезать, а все же улучшить жизнь пенсионерам, то мы можем под это голосование сформировать очень широкую коалицию в Раде, не ограничиваясь голосами БПП и "Народного фронта". Если мы этого не покажем, если законопроект Министерства соцполитики будет подготовлен некачественно, то мы его и через БПП и "Народный фронт" не проведем. Я знаю ситуацию во фракции БПП. Там нельзя приказать нардепу голосовать за любой закон, системы принуждения во фракции нет, не те времена. Единственное, что могу сказать, любой закон о пенсионной реформе, как бы хорошо он не был прописан, будет проходить через Раду с большим трудом.

- Что вы думаете об идее министра соцполитики Андрея Ревы о том, что пенсионеры, которые получают высокую зарплату, не должны получать пенсии?

- Знаю из практики, часто то, что говорится с экранов телевизоров, отличается от реалий, которые прописаны в законопроекте. Я не хотел бы комментировать никаких высказываний министра до того момента, пока мы не сформируем общую точку зрения. Это было бы некорректно. Поэтому могу сказать только более абстрактные вещи. Я, конечно, против того, чтобы на сегодняшнем этапе ставить перед человеком выбор: или пенсия, или заработная плата.

- Даже если у него очень большая заработная плата?

- Понимаете, когда мы начинаем дискутировать вокруг того, какая зарплата подпадает под категорию "очень высокая", то возникает очень много вопросов. Ранее считалось, что 10 тысяч – это зарплата очень высокая, но после девальвации гривни эта сумма практически в ничто превратилась. Поэтому снова повторяю: пенсионеры продолжают работать не от хорошей жизни.

Да, в европейских странах существует такая практика, что пенсионер не имеет права работать. Но, возможно, нам к этому надо прийти, и, возможно, не один десяток лет пройдет до того, как мы примем аналогичное решение.

- Что сейчас происходит с программой верификации?

- Это уже постоянный процесс, который ранее проходил практически в регулярном режиме. В определенное время он приобрел политические признаки, когда группа политиков захотела попиариться на этой теме. Скажем, там всегда было больше лозунгов, чем реалий жизни. Я начал процесс верификации еще в 2015 году, и за тот год мы сделали колоссальную работу и в органах соцзащиты, и в Пенсионном фонде. Кстати, те уголовные дела, которые были возбуждены в 2015-2017 годах и которые продолжаются до сих пор, это в том числе результат нашей эффективной работы.

Верификация, которую проводил в 2016 году независимый орган – Министерство финансов – фактически полностью подтвердила тот факт, что, если отбросить эмоции и политиканство, можно совершенно точно сказать: ни Пенсионный фонд, ни управления соцзащиты не выплачивают пенсии мертвым душам, не выплачивают двойные или тройные пенсии. Сейчас мы очень быстро находим элементы мошенничества. Собственно, верификация была абсолютно правильным и нормальным процессом.

- Но верификацию выплат переселенцам критиковали не только политики, но и международные организации, большинство правозащитников.

- Давайте все-таки разделять эти две темы. Вопрос о внутренне перемещенных лицах – это отдельный грандиозный пласт проблем. Верификацию мы больше проводили для того, чтобы навести порядок в самом Пенсионном фонде. По поводу проблемы выплат на оккупированных территориях, перемещенным лицам, эта тема имеет свою специфику. У нас есть четкое требование законодательства: мы платим тем, кто работает, постоянно живет на территории, которая подконтрольна украинской власти.

Да, безусловно, мы понимаем, какая катастрофическая гуманитарная и социальная ситуация на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей. Мы прекрасно все понимаем, но не украинская власть там прекратила выплаты. Я призвал бы всех, как и некоторых государственных чиновников, так и представителей общественности, четко расставлять акценты. Не украинская власть прекратила там соцвыплаты, а группы орков под руководством Путина и российских войск, оккупировавших часть нашей территории, довели ее до гуманитарной катастрофы и социального кризиса. Люди, которые живут на оккупированных территориях, также имеют право на соответствующие социальные выплаты, но по объективным причинам украинская власть не имеет никакой возможности осуществлять там финансирование социальных программ. Минские соглашения должны быть выполнены, должна быть восстановлена ??территориальная целостность Украины, восстановлена ??деятельность украинских органов власти, Пенсионного фонда Украины на всей территории нашего государства. И тогда мы выполним все свои социальные обязательства перед людьми, которые не по своей вине остались на оккупированной территории.

- Хотела бы спросить о некоторых решениях украинских судов, в частности, в начале февраля Старобельский районный суд Луганской области постановил восстановить пенсионные выплаты жителям города Должанска и признал противоправными действия местного управления ПФ. Суд опирался на закон об общеобязательном государственном пенсионном страховании и решения Европейского суда по правам человека в подобных делах по Приднестровью.

- Мне трудно комментировать конкретное решение суда. Надо смотреть это дело, я с ним не знаком. Что там было, почему человеку была прекращена выплата ...

- Мол, он жил на оккупированных территориях.

- Если человек постоянно проживает на оккупированной территории, у нас нет никаких оснований выплачивать ему пенсию или социальную помощь. Если судья районного суда готов самостоятельно выполнять свое решение и возить на оккупированные территории деньги, выплачивать людям пенсии, социальные пособия, то мы можем предоставить ему такую ??возможность, можем дать ему машину, чтобы он ездил и выполнял свое решение, а у нас такой возможности нет.

Я бы не хотел, чтобы мы все это политизировали. Просто надо опираться на реалии жизни. Решение можно принять любое, но кто его будет реализовывать и каким образом – это вопрос сложный.

Как сообщал "Обозреватель", стало известно, сколько живут и получают пенсионеры в Украине и за границей

Читайте все новости по теме "Пенсионная реформа" на Обозревателе.

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости