УкрРус

Оптимизация по-белорусски: неделя короче, работников меньше

Все больше предприятий Беларуси вынуждены не только переходить на сокращенный рабочий график, но и увольнять сотрудников. По прогнозам, конца негативной тенденции не предвидится.

Снижение объемов производства в начале года, связанное с новогодними и рождественскими праздниками, обычное явление для таких стран, как Россия или Беларусь. Но в этом году, по данным Национального статистического комитета, объем промышленного производства в Беларуси в январе 2015 года снизился на 6,2 процента по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом.

Введением короткой недели дело не ограничилось. Некоторые крупные промышленные предприятия решились на такую непопулярную меру, как сокращение штатов. В официальной интерпретации она называется "оптимизацией численности работников".

Приходится сокращать

Еще в конце 2014 года о бессрочном переходе на четырехдневный график работы "с целью наиболее эффективного использования рабочего времени" объявил Минский тракторный завод. Не лучше выглядела ситуация на другом крупном предприятии белорусской столицы - автомобильном заводе МАЗ, а также на некоторых градообразующих промышленных объектах в регионах страны. Но избежать сокращений рабочей силы все равно не удалось.

Согласно данным Белорусского профсоюза работников промышленности, за прошлый год число занятых на промышленных предприятиях уменьшилось более чем на 10 тысяч человек. Наибольший исход трудовых ресурсов наблюдался на упомянутом МАЗе (уволено более 2 тысяч человек), предприятиях "Гродно-Азот", "Могилевхимволокно" и минском заводе бытовой техники "Атлант".

По мнению экономиста Николая Степанова, такие серьезные сокращения характерны для очень крупных производств, остающихся под контролем государства и завязанных на российский и украинский рынки. "В этом - главная особенность нынешнего кризиса, когда, несмотря на произошедшую очередную девальвацию белорусского рубля, государственные предприятия не смогли с выгодой продать свою продукцию на экспорт, поскольку на Украине и в России - главных наших экономических партнерах - также заметно ослабла национальная валюта", - пояснил Степанов.

Ни работы, ни зарплаты

С похожими проблемами сталкиваются и промышленные предприятия брестского региона, хотя далеко не все из них сейчас напрямую зависят от поставок своей продукции в Россию. "Еще во времена СССР Брестский электромеханический завод имел крупные оборонные заказы, но те времена давно ушли, и теперь приходится выпускать сеялки и газовые счетчики", - рассказывает бывший работник предприятия Валерий.

По его словам, из-за резкого снижения объемов производства и уровня заработной платы трудовой коллектив за пару лет сократился почти в восемь раз, имущество распродается за долги, а сам завод готовится объявить себя банкротом.

Руководитель брестского регионального отделения Независимого профсоюза работников радиоэлектронной промышленности (РЭП) Зинаида Михнюк также обращает внимание на тенденцию, которая стала заметна с осени 2014 года, когда на фоне перехода на трех- и четырехдневный рабочий график резко сокращается заработок у тех, кто занят на производстве.

"К примеру, на брестском заводе "Цветотрон", который занимается выпуском полупроводниковых изделий, в начале прошлого года средняя зарплата составляла около 3 миллионов белорусских рублей, что было эквивалентно примерно 220 евро. Теперь же, с учетом сокращенного графика, за январь 2015 года работникам начислили 1,9 миллиона рублей. Это уже немногим больше ста евро, - подсчитывает профсоюзный лидер. - Но главное, что и цены на многие товары и услуги за год выросли очень серьезно".

Радикальный подход частного бизнеса

В органах государственного управления предпочитают пока не драматизировать ситуацию, хотя и озабоченности не скрывают.

По словам заместителя председателя Брестского облисполкома Михаила Юхимука, работа "по оптимизации численности трудовых ресурсов" на крупных предприятиях региона будет продолжаться. "Пока в России такая ситуация в экономике, то те объемы поставок нашей продукции, которые были раньше, теперь там не нужны", - отметил чиновник.

Что касается небольших частных компаний, то они поступают порой радикально, перестав отгружать свою продукцию в Россию. Как рассказал заместитель главы администрации свободной экономической зоны "Брест" Александр Портянко, следствием стало и снижение объемов производства, и сокращение рабочих мест. "Среди резидентов СЭЗ есть и те, кто продолжают работать себе в убыток, что не потерять рынок, и в надежде, что ситуация скоро нормализуется," - пояснил Александр Портянко.

Не допустить роста безработицы

По мнению экономиста Николая Степанова, ждать оживления на российском направлении в ближайшей перспективе вряд ли приходится, а поиск новых рынков сбыта требует определенного времени и дополнительных затрат. Отчасти решить некоторые проблемы можно было за счет смены экономических приоритетов, поскольку до сих пор с руководителей предприятий требуют достижений валовых показателей.

Как считает эксперт, весьма актуальным остается вопрос снижения налоговой нагрузки, свободного ценообразования, поддержки малого и среднего бизнеса, однако власти вряд ли отважатся на серьезные реформы в нынешний год президентских выборов. "Хотя уже очевидно, что в отличие от предыдущих подобных политических кампаний власти не смогут административным путем повысить доходы населения, теперь стоит задача - хотя бы формально - не допустить роста безработицы", - заключает Степанов.

Наши блоги