Джеймс Гэлбрейт: Если вы берете в долг у Европы, то политику вам будут диктовать кредиторы

О подводных камнях международных кредитов, поучительном примере Греции и о том, на что Украине стоит ориентироваться при развитии своей экономики, мы расспросили Джеймса Гэлбрейта (James Galbraith), профессора Техасского университета и известного экономического публициста. Интервью состоялось в преддверии его приезда в столицу Украины для участия во втором Киевском международном экономическом форуме 8 октября этого года.

В последнее время вы работали вместе с правительством Греции над их антикризисным планом. Какой урок из греческого кризиса может извлечь Украина? Каких ошибок Греции нам стоит избегать?

Главный урок в том, что если вы берете в долг у Европы, то свою политику вам будут диктовать правящие круги стран-кредиторов. Все, на что может рассчитывать Украина, — это временное снисхождение по, так сказать, стратегическим причинам.

Ошибкой греческого правительства можно назвать разве что их искреннюю веру в то, что они смогут договориться о таких экономических мерах, которые были бы рациональны и целесообразны для Греции.

Греция рассчитывает на финансовую помощь от Евросоюза в размере 86 млрд евро. Есть ли шансы у Украины получить хотя бы сравнимое по объему финансирование от международных кредиторов?

Обратите внимание на то, что из этих 86 миллиардов ничего не пойдет на финансовое восстановление и развитие Греции. Вся помощь предназначена для рекапитализации банков и рефинансирования существующих долгов.

Можно предполагать, что кредиторы будут дополнительно финансировать Украину в своих интересах и чтобы избежать признания потерь. Влияя при этом на украинскую политику.

Как нам дать понять Западу, что именно нужно финансировать в Украине для реального восстановления и роста экономики?

Украинским экспертам стоило бы подготовить и согласовать перечень потребностей и возможностей в виде национальной стратегии развития. Впрочем, как я уже говорил выше: не ожидайте от ваших кредиторов особого интереса к точке зрения Украины. Ведь среди тех, кто там принимает решения, украинцев нет. Нужно осознавать, что Европа, а вернее круги, которые влияют на принятие решений в экономической сфере в ключевых европейских странах, рассматривают вас как коммерческую собственность и ничего более.

Какой, по-вашему, должна быть экономическая доктрина Украины?

Я предпочитаю практический подход, который не проистекает из каких-либо доктрин. Такой подход, кстати, ограничивает полезность внешних "советников", таких как я сам. Поэтому я воздержался бы от формулирования доктрин для стран, которые мне не пришлось близко изучать.

Какие регуляторные действия необходимы для создания конкурентоспособной экономики? Каким должно быть соотношение регуляции и дерегуляции?

Общее правило гласит, что эффективная регуляция — это важное отличие высокоразвитых обществ от менее развитых. Технологии, человеческий капитал и даже инфраструктура без регуляции могут уйти в какую угодно сторону. Контроль качества, безопасность, защита окружающей среды, высокий уровень доверия и низкие операционные издержки — вот отличительные черты самых успешных экономик.

Использовали ли страны Европы и азиатские "тигры" в качестве инструмента развития после Второй мировой войны промышленную политику? В чем суть новой индустриальной политики стран ЕС?

Конечно, в Европе использовалась промышленная политика, особенно во Франции. В Азии тоже, в первую очередь в Японии, Южной Корее, Китае и Тайване. В то же время сегодня в ЕС наблюдается ничем не ограниченное превосходство промышленности стран Северной Европы (особенно Германии, но не только). И другим странам не будет позволено ничего, что могло бы нарушить сложившийся порядок вещей.

Перед Украиной стоит непростая задача: преобразовать олигархические финансово-промышленные группы в кластеры, которые дадут толчок развитию национальной экономики. Удавалось ли другим странам решить подобную задачу?

Да, но примеры, которые приходят на ум, имели постреволюционный или послевоенный характер: Франция и Япония после 1945-го, Южная Корея после 1975-го. Можно также рассмотреть пример США между 1933 и 1966 годами. Похожие черты реально найти в некоторых секторах экономики современной Бразилии — в частности, аэрокосмическом.

Насколько сегодня важна тема Украины в международной повестке дня?

Мне кажется, внимание к Украине в США несколько уменьшилось на фоне Ирана и темы ИГИЛ. И это, если честно, неплохо. В целом быть "важной темой" в международной повестке дня не так уж и хорошо.

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости