Примите участие
в розыгрыше
планшета на Android Участвовать
Приз
БлогиМир

/Новости политики

История писателя Стефана Машкевича

1.3тЧитать материал на украинском

На днях в Российском центре науки и культуры на заседании клуба "Суббота у Бегемота" состоялась встреча с писателем, киевоведом, доктором физико-математических наук Стефаном Машкевичем, который представил свою новую книгу "Два дня из истории Киева". Стоит отметить, что желающих послушать об истории Киева собралось огромное количество, ведь тема выступления была подана в интересном ракурсе: "От "Белой гвардии" до Красной армии: киевская палитра 1919 года".

В книге использованы мемуары, журналы, альманахи, уникальные документы, которые хранятся в библиотеках и архивах не только Украины, но и России, Франции, США. Период 1917-1920-х годов в Киеве нельзя назвать «белым пятном» в истории – материалов, к счастью, сохранилось немало – но проблема в том, что слишком многие авторы стремятся занять позицию одной из четырнадцати властей, пребывавших в Киеве за то время. Эта власть автоматически становится у них «единственно правильной», все остальные – «неправильными». Именно этого избежал Стефан Машкевич, придерживающийся строгого нейтралитета. Никого не оправдывать и никого не осуждать – девиз, выраженный им самим в обращении к читателю. Описание событий 30-31 августа 1919 года, когда вследствие трехстороннего противостояния за два дня власть в городе сменилась дважды, сочетает в себе научную точность и живой, понятный язык. Поэтому книга будет интересна как профессионалам, так и всем читателям, которым небезразлична история своего города и страны.

В книге много иллюстраций, которые еще больше оживляют рассказ. Здесь есть городские пейзажи и редкие портреты лидеров противоборствующих сторон. К книге приложена восстановленная немецкая карта Киева 1918 года из коллекции автора – большой раритет.

Во время встречи с читателями я поняла, что Стефан Машкевич – личность неординарная, он настолько увлекательно рассказывал о событиях, описанных в книге, и об истории Киева, что мне захотелось узнать его поближе. Мы устроились в доме Михаила Булгакова на «Веранде», и за чашечкой чая наша беседа потекла в непринужденном русле.

- Вы родились в Киеве. Ваши родители тоже родом из Киева?

- Отец родом из Киева. По линии бабушки по отцу – все киевляне. Прадед по мужской линии был польским шляхтичем, но, к сожалению, деталей мы почти не знаем... Мама родом из Полтавы.

- Как познакомились Ваши родители?

- Через своих родителей. Папина мама и мамин папа учились в одной группе в университете, на историческом факультете. Сам я физик, как оба моих родителя, а вот четверо из четырех прародителей – историки по образованию.

- Где Вы учились?

- Вначале в 21-й школе на ул. Саксаганского, затем в 145-й физико-математической школе. Потом поступил в Киевский университет им. Т.Г. Шевченко, на физический факультет. После окончания университета – аспирантура в Киевском институте теоретической физики им. Н.Н. Боголюбова. В 1993 году я защитил кандидатскую диссертацию по теме «Вопросы квантовой механики и термодинамики энионов», в 2005 – докторскую: «Квантовая и статистическая механика систем с промежуточной статистикой»...

- Сейчас Вы живете и работаете в Нью-Йорке. В каких еще странах Вы жили и работали?

- В 1995 году я работал во Франции в организации, название которой я никак не могу запомнить, потому что его постоянно изменяют в силу какой-то бюрократической чехарды. На данный момент она называется то ли Университет Орсе (если кто помнит музей Орсе в Париже – бывший вокзал – он назван в честь города Орсе), то ли Университет Южного Парижа... В 1995-1996 годах я жил в Норвегии, в Осло, и работал научным сотрудником в тамошнем Центре Передовых Исследований. Затем вернулся в Киев, где продолжил работать в Институте теоретической физики. А в 1998 году я переехал в Нью-Йорк. Теперь больше живу в США, чем в Украине. Но, несмотря на это, продолжаю оставаться сотрудником киевского Института теоретической физики.

- Сколькими же языками Вы владеете? Жизнь и работа за границей подразумевает знание не только русского и английского языка...

- Английским, французским, итальянским. Русским и украинским – само собой. Остальные... наверное, надо спрашивать – в какой мере? К примеру, зная французский и итальянский, уже более-менее владеешь испанским, потому что они похожи. До какой-то степени знаю норвежский.

- Вы автор книги «Трамвайные копейки» и соавтор книги «Киевский троллейбус». C чего началась Ваша любовь к электротранспорту, в частности, к трамваям?

- Трамваи я люблю с детства, поскольку без малого тридцать лет прожил на Никольско-Ботанической улице (на которой, кстати, живу и сейчас, только в другом квартале). До 1987 года по улице Толстого, практически у нас под окнами, ходил трамвай номер 8. Он ездил настолько часто и шумно, что, как это ни парадоксально, мы его не замечали. Привыкли! Кроме того, трамваи ходили по Саксаганского, до Дворца Спорта и в сторону Московской площади. На них я ездил сначала в школу, потом в университет. Так что эти самые трамваи были частью моего детства. А в 2001 году (я на тот момент довольно долго и практически не выезжая жил в Нью-Йорке), готовясь к поездке в Киев, абсолютно случайно наткнулся на список киевских трамвайных маршрутов, и обнаружил, что мои любимые трамваи с улицы Саксаганского демонтировали. В этот момент я и получил некий толчок к переходу увлечением трамваями из пассивной стадии в активную... Пассивная стадия – это наблюдение за ними: мне были интересны номера трамваев, типы вагонов и всякое такое. А когда я узнал, что той трамвайной линии больше нет – перешел, так сказать, от слов к делу. Тогда я написал полуисторический-полупублицистический очерк, который назвал «Памяти киевских трамваев». Писал не по документам, а только по тому, что помнил сам, что мне рассказали родители. Затем сделал сайт, который также называется «Памяти киевских трамваев». Вот так оно все и началось.

- Вы имеете в виду исторические исследования на эту тему?

- Да, с трамваев началось, а потом пошло по цепочке. История Киева 1917-1920 годов – это моя вторая любовь. Дело в том, что много старой информации о трамваях есть в газетах. Различные заметки, объявления и прочее. Иными словами, для того, чтобы изучить историю трамваев, нужно читать много старых газет. И вот, однажды я обрабатывал подшивку газеты «Кіевская мысль» за 1917 год. Вначале искал информацию только о трамваях, но потом дошел до октября 1917 года. И стало интересно – что же всё-таки происходило в это время в Киеве? Как эти события воспринимались киевлянами, жившими тогда? На самом деле, ничего особенного в тот момент в Киеве не случилось, потому что основные события совершались в Петрограде и частично в Москве, а до Киева «волна» еще не докатилась. Интернета-то в то время не было!.. Новости распространялись медленно. Революция произошла 7 ноября 1917 года по новому стилю. А 7 ноября по старому стилю – то есть 20-го по новому – вышел III Универсал, которым Центральная Рада взяла на себя власть в Украине. Это было результатом так называемого «треугольного боя», между Центральной Радой, большевиками и Штабом военного округа. Об этом я много прочитал, а потом написал статью в газете «Зеркало недели» под названием «Все, что происходит, похоже на революцию, как бред на действительность...» Название статьи, кстати, взято из той же газеты «Кіевская мысль» за ноябрь 1917 года. Вот с этого момента я и увлекся 1917-м годом. Потом мне попались на глаза два или три разрозненных номера газеты «Кіевлянинъ» за сентябрь 1919 года, когда после двух переворотов в Киев пришли белые. Василий Шульгин пришел вместе с белыми и возобновил издательство газеты «Кіевлянинъ». (В.В.Шульгин, сын основателя газеты, профессора Киевского университета, историка В.Я.Шульгина – прим.автора) В первом номере на первой странице был напечатан огромный портрет Деникина под заглавием «Они вернулись» («они» – это белые). Дальше всевозможные славословия: вот это – настоящая власть, которая наведет порядок в Киеве и всё такое прочее... А также множество конкретной информации. Эти два-три номера газеты «Кіевлянинъ» я «проглотил» с большим интересом и абсолютно безотносительно к трамваям.

- Откуда Вы берете информацию? Из каких архивов, библиотек?

- Все вышесказанное происходило в Нью-Йоркской Публичной Библиотеке. Но, безусловно, киевские газеты надо читать в Киеве. Не по идеалистическим соображениям, а по чисто прагматическим: самая хорошая коллекция киевских газет находится в Киеве (а где же еще?). К сожалению, здесь есть другая проблема... Вынужден констатировать, что наше основное учреждение – Национальная библиотека Украины имени В.И. Вернадского – по моему впечатлению, делает все от нее зависящее, чтобы затруднить жизнь исследователям истории. Это не личная обида, это факт, с которым я столкнулся не единожды. Моей докторской степени не хватило для того, чтобы получить постоянный читательский билет в эту библиотеку...

- А какие библиотеки Вам помогали?

- Прежде всего, Государственная историко-архивная библиотека, которая находится на Соломенке. Там же – архив кинофотофонодокументов имени Пшеничного, о котором тоже могу сказать только самые добрые слова. Работники с пониманием и профессионализмом относятся к исследователям и читателям. Мне приходится работать с огромным массивом прессы, который я просто физически не могу переработать за один раз, поэтому мне приходится фотографировать. Не бесплатно, конечно, но за разумные деньги. (Замечу, впрочем, что на капиталистическом Западе я всё и везде фотографирую бесплатно...) А вот в Национальной библиотеке имени Вернадского дерут просто сумасшедшие деньги – извините, другого слова у меня нет! – за фотографирование материалов, при том, что, как мы понимаем, их затраты на мое щелканье затвором в точности равны нулю. Это не кляуза – это простая констатация факта...

- Над чем Вы работаете сейчас? Какую следующую книгу ожидать?

- Я хочу продолжать начатую тему о гражданской войне в Киеве, написать что-то о происходившем в Киеве с 1917 по 1920 год. Точнее пока сказать не готов.

- История – основное Ваше увлечение?

- Нет, есть еще, как минимум, одно – путешествия. Здесь у меня прямо-таки наркотическая зависимость. Все признаки налицо! Если я не получу в определенное время «дозу», у меня начинается в прямом смысле ломка. (Смеется – прим. автора) «Доза» – это, конечно, значит сесть в самолет и куда-нибудь улететь. Сменить обстановку... Вот буквально недавно я наконец подсчитал количество стран, в которых побывал. Цифра получилась не такая уж плохая – 51 страна. Юбилейной, 50-й страной стал Гондурас.

- В какой стране Вам больше всего понравилось? Назовите, пожалуйста, Ваш рейтинг стран.

- На первом месте по объему впечатлений стоит недавняя поездка в Грузию, Армению и Азербайджан. В этих странах я был впервые. Очень интересно! Впечатлило то, что вроде бы это и «наши» страны, но с другой стороны – не наши. С одной стороны, все говорят по-русски и принимают тебя за своего человека, но с другой стороны – все же заграница, там все как-то по-другому устроено. На втором месте – Индия и Непал. Это экзотика. Индия – это вообще мультикультурная страна, страна контрастов... На третьем месте, пожалуй, Франция и Италия. С этими странами я хорошо знаком, так как часто там бываю.

***

Украина потеряла, а Америка нашла. Подобных историй о наших соотечественниках – физиках, математиках, инженерах и прочих высококлассных специалистах, уехавших за рубеж – можно привести огромное количество. Стефан Машкевич один из них, но американцем себя не считает, он пишет книги о любимом Киеве. Хочется пожелать ему вдохновения и сил на создание новых исторических произведений.

История писателя Стефана Машкевича

История писателя Стефана Машкевича

История писателя Стефана Машкевича

История писателя Стефана Машкевича

Наши блоги