Андрей Романий: я не готов расстреливать людей даже словом, хотя от меня хотят слышать лозунги

18.4т

Любимец донецких театралов, заслуженный артист Украины Андрей Романий, который сегодня работает на сцене Киевского национального драматического театра имени Франко, постоянно бывает в оккупированном Донецке. Уже при "ДНР" он сыграл в "Зойкиной квартире" и, не нарушая авторского текста, смог поиронизировать на тему "новой власти". В Киеве же потряс поклонников новым амплуа - бывший ведущий артист Донецкой муздрамы, блиставший в ролях героев-любовников, предстал в образе неудачника в спектакле "Дівка.Українська love story". Романий имеет близких людей по обе стороны линии разграничения и не хочет причинять боль даже тем, чьих взглядов не разделяет.

В интервью "Обозревателю" Андрей Романий рассказал о "дружбе" своего бывшего театра с главным "ДНРовцем" и культурной жизни в оккупации. О том, как Президент Украины сходил на концерт "донецких" в Киеве. О роли искусства во время войны и моральном выборе, который приходится делать каждый день.

Артист подчеркнул, что считает себя "абсолютным лохом" в политике, но, повидав войну, пришел к выводу - надо прощать.

- Можно ли служить не политикам, не режимам, не царям и вождям, а народу?

- Можно, но не долго, наверное. Есть люди, которых… не хочется называть марионетками, но… Люди не принадлежащие себе. Это актеры, режиссеры, которые находятся на ставках – например, очередной режиссер… Сказал художественный руководитель: "Ставите вот это", а художественный совет принял. Актеру можно отказаться от роли - сказать, что это не соответствует моим убеждениям, я не готов расстреливать даже на сцене. Или: "Я заболел". Но есть контракт. И выбор приходится делать.

- А если с меркантильной точки зрения? Это же профессия, которая приносит деньги, и надо кормить семью…

- От того, что я сыграл 2 спектакля или 32 - у меня ставка не меняется. В своей категории ведущего мастера сцены я не должен сыграть более 12 спектаклей в месяц, если я играю 13-ый, то он отдельно оплачивается. Можно согласиться играть, можно отказаться, но есть и третий вариант. Когда я играл при так называемой "ДНР" в спектакле "Зойкина квартира",

я выходил, смотрел в зал и говорил: "При нынешней власти без кокаина нормальному человеку никак нельзя" - и донецкий зритель взрывался аплодисментами

Честное слово, я чувствовал, что это поддержка моей позиции. И у Булгакова таких вещей много – он же писал про революцию. Или, например: "Эта власть создала такие условия, при которых порядочному человеку существовать невозможно". После спектакля один из моих партнеров начал жаловаться: "Романий вставляет отсебятину". Я взял текст: "Покажите!". Булгаковский текст приобретал свойства моей прямой речи.

- Почему вы ушли из донецкого театра?

- Меня приглашали в театр имени Франко с периодичностью в пару лет – Богдан Сильвестрович Ступка, царствие ему Небесное, покойный худрук, прекрасный актер и человек, говорил: "Андрюша, поверь мне, твой путь лежит через театр Франко", но я не мог бросить свой театр, Марка Матвеевича (покойного худрука в Донецке), который меня взрастил. Считал это предательством, и мне так и говорили: "Это нехорошо", и теперь я думал, что не смогу уехать из Донецка, бросить зрителей, бросить коллектив, который мне дорог. Но, опять таки – это плюс руководству театра Франко, что мы договорились: я сказал, что буду служить в Донецком театре, пока не перестану быть нужен – пока не сделаю все вводы, пока не сделаю редакцию спектаклей. И когда я оказался не нужен, мне сказали: "Подпишите бумагу для перехода в ДНР", и я ушел.

- Правда ли что покойный худрук Марк Бровун боролся за то, чтобы убрать из названия театра имя революционера (и кстати говоря - отца донецкого сепаратизма) Артема Сергеева (театр в Донецке долго назывался "имени Артема")? И что Бровун был антикоммунист по убеждениям?

- Марк Матвевич говорил, что нельзя называть театр именем человека, который в театре был всего один раз, да и то, чтобы подложить бомбу под царя. И ему удавалось дружить с сильными мира сего, при этом оставаясь собой.

У нас почти все спектакли были на украинском языке, и когда Марку Матвеевичу пеняли на это, он отвечал – а мы украинский театр, национальный

- Но его дочь – сегодняшний гендиректор Донецкого музыкально-драматического Наталья Волкова - поддерживает "республику", выступая на каналах "Новороссия"…

- Сейчас упрекают Донецкий музыкально-драматический театр тем, что он стал местом "инаугурации" Захарченко… А вы знаете, что когда началась эта "ДНР", Наталья Волкова массу усилий прилагала к тому, чтобы эвакуировать театр? Но ничего не получилось, потому что со стороны украинских властей было абсолютное нежелание помочь. И, мне кажется, что поворот в сторону "ДНР" - это был даже протестный шаг. Потому что мы – украинский театр в русскоязычном регионе – оказались Украине не нужны. Русский театр юного зрителя в Макеевке получал от РФ гранты, поездки на гастроли и фестивали. А гениальный Марк Матвеевич Бровун – только то, чего мог добиться своим трудом, своими знакомствами, и даже своим кошельком иногда. Россия вкладывала, а украинский театр держался на энтузиазме. И я понимаю Волкову - ей нужно было спасти артистов. Не дать им умереть от голода.

Указ фейкового главы так называемой ДНР Александра Захарченко о назначении худруком театра Натальи Марковны Волковой.

Там есть люди, у которых не ходячая мама или бабушка, а если бы украинская власть сделала все возможное для переселенцев, очень мало людей остались бы в Донецке.

- В то же время там есть пропагандисты, и люди искренне выступающие в поддержку боевиков "ДНР". Вот молодая актриса призывала голосовать за Захарченко, например.

- Вы имеете ввиду девушку в кокошнике (смеется). Человек только пришел в театр, надо же как-то себя зарекомендовать. Многие дружат с той властью, но там есть и такие парадоксальные вещи, о которых я не задумывался.

В театральной курилке вдруг слышу: "Не дай Бог, придет Украина - у меня 11 кредитов"

Есть люди, о которых я не могу сказать, что они поддерживают "ДНР" внутри, но поддерживают на плакатах (в концертах за "ДНР"). Есть люди, которые считают что Донбасс - это Россия. В общей массе это люди не достаточно образованные. У меня к ним какое-то сострадание – потому, что они в шорах масс-медиа находятся.

Это пока самая известная актерская работа молодой актрисы Анастасии Банниковой из Донецка.

- А при прежней власти - вам приходилось участвовать в концертах за Януковича или за Ющенко?

- Я не занимаюсь пропагандой, если я даю концерт под знаком "голосуй за партию" - это пропаганда. В таких концертах я не принимал участия. Хотя были, безусловно, предложения за Виктора Федоровича агитировать. Я отказался, и некоторым людям из его окружения (а там хорошие есть люди) сказал: "Давайте сохраним дружеские отношения. Не будем вмешивать политику, иначе переругаемся".

И когда потом пришел Виктор Андреевич, мне предлагали агитировать уже за Ющенко. И я сказал, что не буду этого делать. А мне говорят: "Вы не понимаете!

На плакате, где вы будете с Виктором Андреевичем, будет уже написано "народный артист Украины"

Но я считаю, что публичный человек должен быть очень осторожным в высказывании своей политической позиции. Потому что я могу ошибаться, а за мной пойдут тысячи. Ответственность за мою ошибку я не готов нести. Хотя у меня есть пристрастия, и на выборы я хожу…

Андрей Романий считает, что агитировать за президентов популярным артистам не стоит - можно ввести в заблуждение тысячи человек.

- Какие коррективы вносит война в эту вашу позицию?

- Нужно больше толерантности. Она – ключик к конструктивизму. Поверьте, мне есть что сказать человеку с другой позицией, но если я буду его оскорблять, к чему это приведет? Я решу какую-то проблему?

- А где грань между проявлением позиции и пропагандой?

- Сам по себе, в кругу друзей, я могу говорить все, что угодно. Как человек публичный – нет. Я, кстати, терпеть не могу интервью – особенно в это время. Ты выразил свою позицию, что-то вырезали, и вышло искажение полное.

Как было у меня в случае с российским НТВ. Я им сказал: "Давать интервью – это часть моей профессии, но если вы не хотите, чтобы я задирался и опускал вас, не задавайте провокационных вопросов - иначе, я отвечу определенно". Они сказали: "Да-да, все будет толерантно". Вырезали полностью мою проукраинскую позицию, а из всех моих толерантных высказываний сделали та-ку-ю нарезку!...

- Как вы относитесь к Кобзону и его пропагандистской деятельности?

- Мы когда разбираем роли, первый вопрос – зачем? Чтобы понять психологию человека, надо разобраться – что же надо Кобзону.

Кобзон целовался с Брежневым, Горбачевым, Ельциным. Теперь с Путиным целуется. Ему нужна поддержка своего Президента, и наплевать - что думает Донецк

Или - что думает Киев. А когда столкнулся с тем, что его не пропускают за рубеж, обратился: "Пожалуйста, я ж за вас был так сильно – вы же меня теперь как-то пролоббируйте". Человек приспособленец. Безусловно - талантливый. Но талантливых много, а руки… Руки-то - они моются! Я не против того, чтобы целовать Президента. Я против того, чтобы целовать его в зад. Против этого точно.

Мы можем говорить уже о таком явлении, как кобзонщина. Потому что Иосифа Давыдовича я видел еще ребенком на правительственном концерте, и сейчас ему уже далеко за… И он все еще на правительственных концертах. Хотя власти радикально противоположные. Потому Кобзон – это имя нарицательное. Такие люди при любой власти делают то, что выгодно власти, хотя Кобзон может выдавать это за свои принципы.

- А Пореченков?

- А это уголовник. Обезопасив себя каской "пресса", взял пулемет и стрелял в людей, которые ему не угрожали. Это просто уголовщина.

Вот осуждать Чичерину я не готов – потому, что она искреннее ехала поддержать. Люди культуры с тонкой психической организацией – вы поймите - они очень подвержены эмоциям, очень внушаемы. А народ на Донбассе - он тоже очень внушаем. И вот на чувстве боли за родную землю сыграли.

- Писатель из Донецка Дмитро Билый считает, что в Украине нереально стать значимым – если не идти на компромиссы, так как грантодатели и чиновники, от которых зависит дать писателю премию, они тоже имеют свои интересы или зависимы. А действительно - как мы узнаем мнение неудобного писателя, если у него нет средств опубликоваться, нет своей сцены, нет площадки?

- Ну… Он прав, я согласен. Получается замкнутый круг. Но давайте не быть максималистами.

Есть высказывание: кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую армию.

эта война показала, что – тот, кто не хочет кормить свою культуру, тот будет кормить чужую армию

И в "ДНР", так называемой, это понимают. Они сейчас едут в Москву (гастролировать во МХАТе), в Ярославль, Нижний Новгород. "ДНР" дает им зарплаты не меньшие, чем были при Украине. Это сейчас в Донецке, наверное одни из самых больших зарплат. Там, безусловно, еще влияет и то, что Наталья Марковна (худрук) имеет личное знакомство с Захарченко…

Буквально вчера видел ролик - московские гастроли донецкого театра, везут "Три мушкетера" и "Принцессы и горошины". Но меня несколько покоробила форма: "Жители России, давайте поддержим артистов Новороссии". Получается, придите и дайте им денег, им жить не за что. А раньше был акцент на "ведущий театр", "потрясающие спектакли". Но по сути правильно – театр должен гастролировать. А мы лет 15 назад были в Ростове, 26 лет назад в Таганроге, изредка нас привозили в Киев – показать, что мы есть.

Так выглядят сегодняшние гастрольные афиши театров из Донецка и Луганска.

- Все-таки выходит, что Мельпомена вынуждена служить режимам?

- И режимам тоже. И насколько режим менее образован, чем он менее демократичен, тем больше ему служат. Но люди служат, не Мельпомена.

Мир вокруг меня - это то, что я вижу, это та конструкция, которую я создаю. Безусловно, я завишу от внешних факторов, но деньги не правят моим миром.

- А как вы относитесь к "белому" и "черному" - спискам Минкультуры Украины? Вам не кажется, что Вячеслав Кириленко "белым списком" подставил друзей Украины в Москве? Это все равно,как если бы мы с вамиопубликовали "расстрельный список" друзей Украины в оккупированном Донецке. Ведь именно возмущенный "угощением" украинского Минкульта, Валентин Гафт перешел из "белого" в "черный" список?

- Я в принципе против белого и черного. Против использования людей, как политического инструмента. И я думаю, что люди в Минкультуре не отдают себе отчета, они не широко мыслят.

Что касается потери Гафта - для меня эта потеря огромная.

- Как часто вы сами за время войны делали моральный выбор, и какой ценой дался переезд в Киев?

- Все это крайне тяжело… Но я столько хороших, неравнодушных людей узнал. У меня такое ощущение, что живу не в государстве, а в общине. Потому, что люди помогают, не государство. Арендодатель посмотрел, что я из Донецка и сказал: "Ну, конечно, я упаду в цене". Риелтор не взял с меня деньги. В парикмахерской не хотели брать с меня деньги. А в театре? "Вещи нужны? Ты можешь пожить пока у меня. Может, давайте, спектакль сыграем и дадим Романию подъемные?". При том, что государство готово предложить 400 гривен помощи, и это оскорбительно. Не деньги, а само это действо. Потому я не получал статус беженца и очень многие поступили так же.

А выбор приходится делать ежедневно. Я и сейчас говорю с вами, и подбираю слова.

Там (в Донецке) есть люди, о которых я знаю, что они не высший сорт, но я не готов бить в больное. Хотя тем самым я полил бы елей на украинскую сторону

Сейчас - то время, когда надо перестать говорить лозунгами. И в этом тоже есть моральный выбор. Я знаю, что киевлянам, которые это прочтут, может показаться – что за "сепаратюга"? А в Донецке говорят обо мне – приехал "укроп". Потому что хотят слышать лозунги… Но я и не верю человеку, который говорит: я и не за тех, и не за этих: "Ты лукавишь, друг мой, ты иудствуешь"…

Я честно говорю – я проукраинский человек. Но я не готов расстреливать людей, живущих в Донецке. В том числе – словом.

- А оправдать ваших коллег, которые сейчас выходят на сцену в Донецке – тем, что им надо кормить свои семьи, вы можете?

- Я очень хорошо отношусь к коллегам, работающим в донецком театре. Не ко всем. Но я знаю там людей, которые и с проукраинской позицией (внутри) - выходят на сцену в концерте за "ДНР". Есть и такие, кто не поддерживая "ДНР", этой "республике" служат. Но и они достойны понимания.

- Какие люди сейчас ходят в театр в Донецке, как изменился зритель?

- Люди уехали, в основной массе, те, у которых были деньги, связи. Которые были востребованы и их уровень самосознания был чуть выше. Раньше в театр зритель ходил развлечься, посозерцать.

Афиша одного из самых аншлаговых спектаклей Донецкой муздрамы с Андреем Романием в главной роли (он в центре). В 2009 году премьера "Ladies Night" прошла с оглушительным успехом. Но это был единственный случай, когда Людмила Янукович ушла до окончания. Поэтому сделали вывод, что мужской стриптиз ей не нравится.

А сейчас ходят в театр за поддержкой, за энергетикой, за позитивом – его там очень мало сейчас… Ходят за какой-то положительной эмоцией.

Недавно я был в составе жюри конкурса "Мир и война глазами детей Донбасса" - потрясающий был конкурс! И я понял, что взрослым нужно слушать и слышать детей. Девочка из Марьинки нарисовала бездомную собаку – сколько бы взрослым пришлось говорить на эту тему, а здесь один рисунок сказал обо всем. Я стал жутко сентиментальным…

Но! Донецк всегда был слабо интегрирован в общеукраинское пространство социально и политически.

Нам давали косточку сахарную, говорили: "Видите – так надо. Мы вместе. Наш край. Видите эти прекрасные донецкие розы?" И люди говорили: "Да". Он вышел из шахты, а ему розу – все было просто

Фактически по-рабски все это было, зато понятно. Это суп - его едят, это кровать - на ней спят, шахта работает – картинка складывалась… При этом огромная была разница в Донецке между богатыми и бедными, и она была колоссально видна – "майбахи", "бентли", бриллианты – все это на "Звездах мирового балета", помните?…

- Кстати, а что касается артистов из знаменитой "Донбасс-оперы", которым пришлось уехать? Украинские деятели искусств из балетного и оперного Донецка - как они сейчас?

- Недавно (26 июня – прим.ред) в Киеве был прекрасный гала-концерт оперно-симфонической музыки "Донбас-опери відлуння голосів" с солистами "Донбасс-оперы", с главным дирижером Василием Василенко. Концерт донецких артистов переселенцев, которые разъехались по миру. Я был ведущим этого концерта и скажу, что Петр Алексеевич - это первый Президент, который от начала и до конца присутствовал на концерте. Он сначала не должен был приходить вообще. Потом мне сказали, что в любом случае через 45 минут Порошенко встает и уходит.

Порошенко не хочет уходить, когда артист выступает, и поэтому он будет уходить на тексте ведущего - через 45 минут. Я вышел с часами, говорю-говорю, а он сидит!

Пока мне не показывают: "Давай, давай, уходи со сцены". Ухожу. Что случилось? "Петр Алексеевич сказал, прекрасный концерт, хочу до конца". И это было приятно.

Понимаете, это война и на войне есть все. Но я не готов раскачивать лодку, и потому не критикую Президента. Есть фраза японских императоров: во время войны главнокомандующих не критикуют. Но мне есть что сказать. После войны – ох…, я много скажу.

Донецкий театр оперы и балета работал во время оккупации периода Второй мировой, рабоатет и сегодня. Здесь новый худрук из Санкт-Петербурга, а цены на билеты указаны в рублях. Но, узнав о концерте звезд "Донбасс-Оперы" в Киеве, новая администрация в Донецке почему-то назвала его "пиаром на крови".

- А как вы думаете – берега соединятся, вернется Донбасс в состав Украины, преодолеется ненависть?

- Вхождение Донбасса уже практически понятно, сейчас обсуждается статус этого вхождения. А что касается ментально - то Донбасс и до войны не был в составе Украины.

Это только мое мнение – я подчеркиваю, я не эксперт, я слабо разбирающийся в политике человек, и вы слышите сейчас абсолютного "лоха" в политике.

Но! На Донбассе народ очень внушаемый. И как только там начнут разоблачать ложь… И ложь, в том числе - ложь СМИ…

Если начнут разоблачать - кто и откуда обстреливает, как только люди начнут это слышать – пройдет 2-4 недели, и народ успокоится.

А потом надо будет включать рычаги культуры, религии, чего-то очень доброго… И, безусловно, надо будет договариваться.

Ведь существует памятник погибшим шведам под Полтавой, ведь он же есть – памятник врагу? Боюсь быть понятым неправильно, но во Львове есть кладбище немецких захватчиков, а в Германии – памятник советскому солдату. То есть – надо прощать - у нас нет другого выхода.

Как человек, который видел войну своими глазами, как просто человек - который постоянно ездит за линию разграничения, я избавление от бед вижу в том, чтобы пытаться слышать друг друга.

Андрей Романий прочитал очень трогательное письмо девочки из Донецка - Нина Крюкова обратилась к Человеку, который решает ее судьбу.

Я понимаю, что могу этими словами вызвать бурю гнева, но… Ребята, у меня трупы друзей с обеих сторон, но я готов как христианин прощать. Или давайте хотя бы попытаемся. У Кена Кизи есть замечательное произведение "Пролетая над гнездом кукушки" - там главный герой, пытаясь сделать невозможное, говорит: "Черт возьми, я хотя бы попробовал". И я призываю – хотя бы попробовать.

Один из самых замечательных спектаклей Донецкой муздрамы "За двома зайцями" (на украинском языке) донецкие зрители обожают именно с заслуженным артистом Украины Андреем Романием в роли Голохвастова. Сейчас этого спектакля нет в афише.

Читайте все новости по теме "АТО на Донбассе" на Обозревателе.

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги