Примите участие
в розыгрыше
Android смартфона Участвовать
Приз
ГлавнаяБлоги

"Януковича убрать – первая задача": в сеть "слили" скандальную прослушку советника Путина

71.7тЧитать материал на украинском

В сети появились записи телефонных переговоров помощника Путина Сергея Глазьева, которые были записаны украинской контрразведкой 27, 28 февраля, 1, 2 и 3 марта 2014 года - в разгар оккупации Автономной Республики Крым.

Пленки были обнародованы в зале Оболонского суда, во время заседания по делу о госизмене Виктора Януковича. Стенограмму переговоров, опубликованную "Цензор.нет", "Обозреватель" приводит полностью и без изменений.

Отмечается, что разговоры дают понимание того, как Россия захватывала украинский полуостров. Также становятся известны различные детали: Глазьев с удивлением рассказывает, что "у этого острова нет ни электричества своего, ни воды, ни газа"; Затулин советует не привозить Януковича в Крым – "Надо вводить в дело Азарова! Его же Межигорье не показывают по телевизору!"; вице-премьер АРК Азиз Абдуллаев рассказывает, как фальсифицировалось голосование за проведение "референдума" и советует подключать к переговорам Эрдогана.

28 февраля 2014 года

Накануне неизвестные солдаты в форме без опознавательных знаков захватывают здания парламента и правительства Крыма. 28 февраля 2014 года на украинский полуостров Россия продолжает стягивать свои войска и брать под контроль военные объекты, министр внутренних дел Арсен Аваков заявляет о “вооруженном вторжении и оккупации”, в Киеве срочно созывается заседание СНБО. Виктор Янукович в этот день дает пресс-конференцию в Ростове-на-Дону и заявляет, что власть в стране захватили “националистические профашистские молодчики”, будущий Президент Украины, тогдашний народный депутат Украины Петр Порошенко приезжает в Симферополь, однако пророссийские митингующие не пускают его в здание парламента, лидер крымскотатарского народа Джемилев заявляет, что Меджлис формирует дружины и готов вооружиться.

***

Дата: 28 февраля 2014 года.

Время: неизвестно.

Собеседники: Сергей Глазьев и Константин Затулин

Предполагаемые упоминаемые личности (автор не утверждает, а предполагает, что именно об этих людях идет речь):

“Аксенов” - Сергей Аксенов, ныне глава оккупационного правительства Крыма, в прошлом возглавлял различные пророссийские организации в Крыму, на момент разговора он был депутатом Верховного Совета АРК от “Русского единства”.

“Белавенцев” - Олег Белавенцев, российский военный, вице-адмирал, Полномочный представитель Президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе, Член Совета безопасности Российской Федерации. В 2014 после оккупации Крыма получил звание Героя Российской Федерации, а позже еще получил и медаль “За освобождение Крыма и Севастополя”. Личный друг министра обороны РФ Сергея Шойгу. Украинское следствие считает его одним из ключевых лиц в организации оккупации Крыма. Святошинский райсуд Киева разрешил судить Белавенцева заочно.

“Сергей Кужугетович” - Сергей Кужугетович Шойгу, министр обороны РФ. Сооснователь путинской партии “Единая Россия”. Бывший депутат Госдумы РФ Илья Пономарев свидетельствовал, что именно Шойгу руководил военной операцией по захвату Крыма

“Грач” - Леонид Грач, один из бывших руководителей Компартии Украины. В 1998-2002 возглавлял Верховный Совет АРК. 10 лет был депутатом ВР. В 2014 году российские коммунисты предлагали Путину сделать Грача главой Крыма.

Глазьев: Алло.

Затулин: Сереж. Вот пока я еще в пути, я подъезжаю к Симферополю, хочу сказать, вот какой есть существенный момент: здесь вчера всякого рода работы по проведению Аксенова, по поручению, занимался Белавенцев Сергей Николаевич, это друг Сергея Кужугетовича, который возглавляет теперь фирму “Славянка”. Он сам отставной военный.

Глазьев: Понятно, понятно…

Затулин: Значит, он сейчас торчит в Верховном Совете, и, не имея, насколько я понимаю, конкретных кандидатур, принимает участие в обсуждении. Я естественно сейчас постараюсь с ним встретиться. Но просто он решал вопросы, связанные с (неразборчиво) голосованием, понимаешь?

Глазьев: Да, конечно, понял.

Затулин: Ну, то есть Аксенов, очевидно, вынужден к нему прислушиваться. Но абсолютно не ясно, есть ли у него какие-то конкретные фамилии и поручения, насколько я понимаю, у него их нет. И он так приблизительно ориентируется в ситуации. Потому что с утра у них была задача Грач, а в середине оказалась задача Аксенов. После того, как стало ясно, что Грач - непроходной.

Глазьев: Понятно.

Затулин: Поэтому надо бы выйти на министра. И чтоб он оттуда посоветовал, чтоб он как бы консультировался в этих вопросах…

Глазьев: Хорошо, хорошо. Я сегодня же об этом скажу. Значит, я с Аксеновым только что переговорил. Он так берет все под козырек, ну, по словам, типа “я все учту”... но он, естественно, ничего не обещает, но говорит: “Я все учту, я вас понял” и так далее. Поэтому, ты когда к нему зайдешь, сразу скажи, что ты со мной разговаривал, и что я тебе поручил с ним такие-то вещи проговорить.

Затулин: Ему надо было это и сказать. Ты так сказал, что я к нему зайду и прочее?

Глазьев: Вот это я ему, к сожалению, не сказал, но ты можешь это сказать.

Затулин: Я, получается, буду сам придумывать…

Глазьев: Я ему сейчас эсэмэску пошлю.

Затулин: Ну, или эсэмэску, или скажи ему, что по этим вопросам…

Глазьев: Да.

Затулин: Потому что у меня с ним сложные отношения. У меня с ним были отношения, а потом они развалились. Из-за его поведения.

Глазьев: Угу. Хорошо.

Затулин: Когда он начал там блудить.

Глазьев: Хорошо.

***

Дата: 28 февраля 2014 года.

Время: 13:19

Собеседники: Сергей Глазьев и Константин Затулин

Предполагаемые упоминаемые личности

“Пшонка” - Виктор Пшонка, генеральный прокурор Украины при Президенте Викторе Януковиче.

“Павлов” - Вячеслав Павлов, на тот момент был прокурором АРК. После оккупации полуострова выехал на материковую Украину. По данным Цензор.НЕТ, живет в Киеве, занимается частной юридической практикой.

“Болюх” - неизвестно.

“Константинов” - Владимир Константинов, на тот момент был председателем Верховного Совета АРК, член Партии регионов. После оккупации остался на полуострове, возглавил т.н. “Государственный Совет Республики Крым”, стал одним из руководителей крымского отделения путинской партии “Единая Россия”.

Затулин: Алло

Глазьев: Костя, там, значит, есть позиция прокурора областного, то есть республиканского. Позиция - очень важна. Мы сейчас проводим работы - это родственник Пшонки, оказывается. Прокурор в Крыму. Павлов. Родственник Пшонки, оказывается. В принципе, я не понимаю, почему он не может работать в правильном направлении. Я думаю, что он должен быть мотивирован работать, как нужно.

Затулин: Я понимаю, Сережа, но дело в том, что это правоохранительные органы. Лучше бы, конечно, чтоб это Болюх. Болюх напрямую с Константиновым, и по этому поводу лучше лишний раз подтверждено.

Глазьев: Сейчас я ему позвоню.

***

Дата: 28 февраля 2014 года.

Время: 14:10

Собеседники: Сергей Глазьев и Константин Затулин

Предполагаемые упоминаемые личности :

“Белоус” - Андрей Белоусов, помощник Президента РФ, ранее был министром экономического развития России. Днем раньше Глазьев и Затулин обсуждали, что Белоусов летит в Крым.

Затулин: Алло

Глазьев: Костя, у тебя там когда будет спецсвязь, ты бы набрал меня…

Затулин: Да, у меня будет только вечером, Сергей, я сейчас тут совещание провожу. Что-то срочное?

Глазьев: Ну, знаешь, есть некие экономические соображения… ты сейчас меня поймешь, о чем я хочу сказать… которые говорят о том, что ведь у этого острова нет ни электричества своего, ни воды, ни газа…

Затулин: Сейчас вот... Я тебя прерву, извини, я присутствовал на этой встрече с Белоусом, буквально минут через 15-20 я тебе позвоню и расскажу. Хорошо? Он эти вопросы с ними обсуждал.

Глазьев: Да. Есть решение всех этих вопросов. Быстрое и эффективное. Достаточно посмотреть чуть-чуть на север.

Затулин: Ну, я думаю, что он сегодня и вернется, тебе надо с ним встретиться. Он собирается совещания проводить там, министров вызывать и так далее.

Глазьев: Слушай, пока он там будет всю эту хрень проводить, ты обрати внимание людей. Потому что от их позиции тоже многое зависит. Нам нужно расширяться.

Затулин: Хорошо, я тебе перезвоню сейчас.

***

Дата: 28 февраля 2014 года.

Время: 14:57

Собеседники: Сергей Глазьев и Константин Затулин

Предполагаемые упоминаемые личности :

“Першиков” - Юрий Першиков, пророссийский журналист, ныне руководит пропагандистскими ресурсами в Луганске, называет себя еще политологом. Сейчас курсирует между Луганcком, Крымом и Москвой.

“Рефат Чубаров” - председатель Меджлиса крымскотатарского народа. Народный депутат Украины, член фракции “БПП”.

“Лёва” - Лев Миримский, бизнесмен, депутат ВР Украины 4-х созывов. После оккупации оставался депутатом ВР до окончания работы 7 созыва в ноябре 2014. Умер 27 апреля 2017 года, похоронен в Киеве на Байковом кладбище.

“Разумовский” - Николай Разумовский, генерал-майор, бывший начальник крымского ГУ МЧС, в 2011 году был задержан по подозрению в получении 70 тысяч долларов взятки. Позже занимался бизнесом.

“Янукович” - Виктор Янукович, бывший Президент Украины. На момент разговора уже бежал в Россию. В Украине находится под следствием.

“Азаров” - Николай Азаров, за месяц до этого разговора был снят с должности премьер-министра Украины. Возглавлял Партию регионов. По данным открытых источников, живет в Москве. В Украине находится под следствием.

“Чалый” - Алексей Чалый, непубличный до оккупации бизнесмен. 23 февраля 2014 на пророссийском митинге в Севастополе огласил себя “народным мэром”. В оккупационных органах власти до 22 марта 2016 года возглавлял т.н. “Законодательное собрание Севастополя”. Его фирма “Таврида Электрик” продолжает работать в том числе и на материковой Украине.

“Кивалов” - Сергей Кивалов, депутат ВР нескольких созывов, до 2014 года член “Партии регионов”, соавтор нашумевшего языкового закона “Кивалова-Колесниченко”, ныне является народным депутатом Украины, член фракции “Оппозиционный блок”, президент Национального университета “Одесская юридическая академия”.

Глазьев: Алло

Затулин: Алло, Сереж, это Костя. Я просто провел тут… переговорил по всем вопросам с Константиновым и Аксеновым - раз. Во-вторых, поучаствовал, посидел на их встрече с Белоусовым и губернатором этим. И провел тут совещание с политологами, чтоб они не начали сводить счеты взамен взаимные, у кого они есть. В том числе и с Першиковым, который очень возбужден. Хотя шансов никаких реализовать его заявку вице-премьера, по-моему, невозможно. Они сейчас будут удовлетворять депутатов, чтоб они держали Верховный Совет.

Глазьев: Да, понятно.

Затулин: Сейчас планирую еще встретиться с Рефатом Чубаровым, и с Лёвой мы договорились. Ну, Белоусов тут представился, все занес, на карандаш, он обсуждал только экономические темы: казначейство, мобильная связь, что делать с налогами…

Глазьев: Ну, в общем-то, понятно. Хорошо, что он приехал. Лучшего человека нельзя было придумать.

Затулин: Дальше у него планы, связанные с тем, что по приезду он докладывает, проводит совещания, вызывает руководителей ведомств. Я не знаю, какие у вас отношения, но думаю, вам нужно…

Глазьев: У нас с ним хорошие отношения, мы с ним из одного института.

Затулин: Что касается этих поручений. По министру юстиции - решено. Что касается Разумовского, то я обсуждал. Аксенов вроде как согласен что-то обсуждать. А Константинов скривился и говорит, что он уже мхом порос, этот Разумовский.

Глазьев: Да нет. Ну, ладно.

Затулин: В общем, так он к этому относится. Нет уверенности, что вопрос этот решен. Значит, второе. Что мне кажется очень важным. Я принял свое внутреннее решение, что в воскресенье я вернусь. Завтра еще побуду здесь. Значит еще. Сейчас чуть-чуть кучкуются возле Меджлиса люди, которые повязки надевают, я боюсь, как бы они не… Но, я думаю, по ощущениям, все-таки они решили выждать, что им предложат и так далее. Аксенов им… им предложит в два раза больше министерских постов и деньгами там собирается их…

Глазьев: Угу.

Затулин: Вот. Ну, клюнут - хорошо. Не клюнут - тогда они планируют как бы к народу обращаться, что вот амбиции и так далее… Я попробую сегодня это провентилировать в разговоре с Чубаровым, почувствовать, как они настроены. Но если у меня получится этот разговор, я пока еще не знаю. Значит, что мне кажется очень важным - сейчас там начнется пресс-конференция славного Януковича в Ростове …. в три часа, да?

Глазьев: Угу

Затулин: Значит, ну, понимаешь, то, что он заявил, что он третьего марта прибудет в Севастополь, надо сейчас на всех уровнях все-таки отбить идею того, чтоб его везти в Севастополь. Его народ, бл#дь, вы#бет в этом Севастополе, это просто небезопасно.

Глазьев: Костя, понимаешь, для этого нужно просто принять … Верховного Совета Крыма и Совета Севастополя, и все.

Затулин: Нет, я думаю, нужно сделать таким образом, смотри, какой есть ход хороший - “ в связи с угрозой безопасности”... Не надо, чтоб они принимали Постановление, они висят на легитимности Януковича, и публично они не должны сомневаться

Глазьев: Все верно, верно ты говоришь.

Затулин: Можно сделать другое - то ли Янукович заболел, то ли безопасность нельзя обеспечить, поэтому приезжает руководитель Партии регионов, премьер-министр Азаров. Все согласны!

Глазьев: Ага.

Затулин: Надо вводить в дело Азарова! Его же Межигорье не показывают по телевизору, понимаешь?

Глазьев: Ну, я с Николай Яновичем говорил на эту тему. Он как-то без энтузиазма к этому относится. Но я согласен…

Затулин: Но это позволит красиво выйти из ситуации, не снять этот план, который был уже объявлен - 3 марта. Януковича привозить не надо, он антиперсона, и мы просто создаем себе проблемы, развозя его по востоку Украины.

Глазьев: Не знаю. да, в чем замысел… Они, видимо, хотят, чтоб он был на территории Украины, чтоб предать легитимности, укрепить легитимность…

Затулин: Не надо укреплять его легитимность! Пусть на территории Украины будут его засланцы, посланцы… Он же восстановил Правительство? Нахера? Вот пускай Азаров и приезжает. Ну я тебя уверяю, это лучший выход из положения. Я сам все время об этом буду капать на мозги, но ты тоже. Так, что еще, что еще, что еще… ну вот… Основная история. Хочу сказать по другим регионам. Мы профинансировали Харьков, профинансировали Одессу. Есть там заявки в других регионах, я все пока притормозил, потому что пока я финансовый вопрос не решил, а в конце концов я остаюсь один на один с этими обязательствами. сейчас я уже казакам выплатил деньги, которым 10 человек обещали, но никто них#я не дал. Ну и так далее. Поэтому вопрос финансовый начинает уже досаждать.

Глазьев: Так ты говоришь, что выплатили? Кто выплатил?

Затулин: Выплатил я! Но там небольшие суммы - две тысячи, три тысячи… Ну, у меня вот уже четыре заявки - Чалым подписаны на 50 тысяч гривен, лежат там, еще…

Глазьев: Ну, да, надо, конечно, с этими… Давай тогда, надо составить все сметы расходов. Я этим отдам, пусть они и работают.

Затулин: Да. Потому что, когда ты приходишь к этому товарищу, я просто знаю, он на тебя смотрит, как будто ты собираешься.. видимо, у тебя не хватает, чтоб третью дачу построить, поэтому ты нарисовал тут левой рукой.

Глазьев: Да. Слушай, там вот еще какая информация поступает. В Одессе, говорят, большой митинг завтра.

Затулин: Да это ясно. В контакте. Я сегодня разговаривал с Киваловым. Кивалов сказал, он полностью поддерживает. Я профинансировал людей. Правда, не столько, сколько они хотели, а сколько у меня было. Но определенные суммы направил. Значит, я организую (правда, это только в среду будет) экипировку. Я считаю, конец, по-серьезному, это не завтра, ну на следующей неделе можно организовать. Может, к этому времени сможем серьезно подготовить, более серьезно подготовить. Мы тут в контакте. Это все просто надо обсудить, провести совещания, я думаю, в Москве, в понедельник, и просто пройтись по регионам.

Глазьев: Да, я согласен

Затулин: Потому что так это пока на живую нитку сверстано.

Глазьев: Да, понимаю

Затулин: Такие дела

Глазьев: Давай, я вечером позвоню, давай.

***

Дата: 28 февраля 2014 года.

Время: 18:08

Собеседники: Сергей Глазьев и Константин Затулин

Предполагаемые упоминаемые личности :

“Порошенко” - Петр Порошенко, ныне действующий Президент Украины. На тот момент один из лидеров оппозиции, депутат Верховной Рады Украины.

“Куницын” - крымский политик, депутат Верховной Рады Украины нескольких созывов, на момент разговора уже день как являлся постоянным представителем и. о. президента Украины Александра Турчинова в Крыму. Сейчас является народным депутатом Украины от “Блока Петра Порошенко”.

“Лёва” - Лев Миримский, бизнесмен, депутат ВР Украины 4-х созывов. После оккупации оставался депутатом ВР до окончания работы 7 созыва в ноябре 2014. Умер 27 апреля 2017 года, похоронен в Киеве на Байковом кладбище.

“Константинов” - Владимир Константинов, на тот момент был председателем Верховного Совета АРК, член Партии регионов. После оккупации остался на полуострове, возглавил т.н. “Государственный Совет Республики Крым”, стал одним из руководителей крымского отделения путинской партии “Единая Россия”.

Глазьев: Костя, слышишь?

Затулин: Да-да-да

Глазьев: Там, по имеющейся информации, выехал Порошенко.

Затулин: Он уже прилетел.

Глазьев: Да. Но его роль трудно переоценить. Это главный организатор, спонсор Майдана.

Затулин: Я знаю, чего там рассказывать. Но я вот не могу понять: его же показывают по телевизору, его вроде бы пытались не пустить. И я вот не понимаю: пустили его или не пустили.

Глазьев: Ну, я считаю, что его нужно принять и отвезти к “Беркуту”, к тем семьям, которые погибли....

Затулин: Ну, это все красиво выглядит очень, но его ж насильно не отведешь никуда.

Глазьев: Ну, он же приедет в какое-то помещение, и...

Затулин: Ну, я понимаю. Но дело в том, что вот на данный момент я не имею подтверждения. Тут валом начали поступать сообщения - то ли что какие-то внутренние войска к аэропорту идут, то, что диспетчеров аэропорта меняют… Я просто нахожусь в Симферополе, я не там, где принимаются эти решения, я…

Глазьев: Ну, смотри. Будь в курсе, имей в виду, что это самая гадкая бестия…

Затулин: Да, можешь это не рассказывать. Пытаюсь прояснить для себя: вот мы сегодня были при том, как Куницына не пускали, но пустили его все-таки или нет, я не знаю. Потому что я уехал, и не знаю, пустили ли его. Я встречался с этим Лёвой. Мы очень мило побеседовали, но решения мы… он отложил на завтра.

Глазьев: Понятно

Затулин: Он не понимает, чего, как, на каких основах, еще чего-то там не понимает.. просто так… Поэтому я ничего сегодня здесь не поимел. Поимел договоренность фиолетовую, что мы завтра это обсудим.

Глазьев: Понятно. Ну, ладно. Я думаю, что он будет мне звонить, я с ним переговорю.

Затулин: Он ждет встречи с Константиновым и прочее. Ну тут вот пошли какие-то движения, я сейчас, короче, из Симферополя рву когти в Севастополь, чтоб разобраться, что происходит.

Глазьев: Хорошо. Ладно, звони тогда

Затулин: Пока

***

Дата: 28 февраля 2014 года.

Время: 18:32

Собеседники: Сергей Глазьев и Константин Затулин

Предполагаемые упоминаемые личности :

“Порошенко” - Петр Порошенко, ныне действующий Президент Украины. На тот момент один из лидеров оппозиции, депутат Верховной Рады Украины.

“Аксенов” - Сергей Аксенов, ныне глава оккупационного Правительства Крыма, в прошлом возглавлял различные пророссийские организации в Крыму, на момент разговора он был депутатом Верховного Совета АРК от “Русского единства”.

“Янукович” - Виктор Янукович, бывший Президент Украины. На момент разговора уже бежал в Россию. В Украине находится под следствием.

Затулин: Да!

Глазьев: Кость, тут такой нюанс. Порошенко сейчас пытался войти в Верховный Совет.

Затулин: Что-что?

Глазьев: Порошенко сейчас пытался войти в Верховный Совет.

Затулин: Ну, значит, они его пропустили в аэропорту.

Глазьев: Смотри дальше. Но наши ребята, с которыми мы работаем, который список ты видел, они остались на площади. Они его не пустили, забросали там тухлыми яйцами и погнали на вокзал. Но важно понимать следующее: Аксенов раздал деньги (ему их кто-то передал) из того, что бойцы рассчитывали, и сказал: “Все, можете идти по домам, завтра будут концерты, приходите, веселитесь”. Понимаешь? Он фактически дал команду площади разойтись. И в это время как раз приходит Порошенко. Вот таких совпадений, ты знаешь, теоретически на войне быть не может. Мне кажется, что Аксенов играет некую игру. И Порошенко, видимо, по согласованию с ним мог приехать с тем, чтобы поставить всех перед фактом: вот другая власть пришла…

Затулин: Я в это не очень верю, потому что это значит, что Аксенов играет против самого себя.

Глазьев: Ну а сколько мы таких видели! Янукович тоже!...

Затулин: Не-не-не. Нет.

Глазьев: Х#йня, нет? Ну, хорошо, Костя. Ну тогда по глупости просто.

Затулин: Я не думаю, что это правда. Он просто совершил глупость, никто не ожидал этого Порошенко, и как он проскочил, не знаю. Я, кстати, никак не могу навести (я просто пока не прибыл на место), не могу навести справки. Потому что я был при том, как Куницына не пускали, но чем закончилось... Мы там отвлеклись, переехали в другое место, чем закончилось...он просто стал таким слабым местом таким вот…

Глазьев: Ну, они там все напугались. Но, в общем, если это глупость, тогда эту глупость нужно как-то искоренять. Тем более, что Порошенко с татарами всегда договорится. Они его всегда прикроют, и защитят, и вывезут, и все такое.

Затулин: Ну, татары, та ж знаешь, отказались. Идет строка, что они отказались от мест в Правительстве.

Глазьев: Ну, это плохо, но ладно.

Затулин: Вот так, так что…

1 марта

Следующий разговор состоялся рано утром 1 марта. Глазьеву позвонил крымский татарин Азиз Абдуллаев, на тот момент он занимал пост первого вице-премьера АРК - министра регионального развития и жилищно-коммунального хозяйства. После аннексии остался в Крыму, никакую должность в оккупационных органах так и не занял.

***

Дата: 1 марта 2014 года.

Время: 6:30

Собеседники: Сергей Глазьев и Азиз Абдуллаев

Предполагаемые упоминаемые личности:

“Аксенов” - Сергей Аксенов, ныне глава оккупационного правительства Крыма, в прошлом возглавлял различные пророссийские организации в Крыму, на момент разговора он был депутатом Верховного Совета АРК от “Русского единства”.

“Янукович” - Виктор Янукович, бывший Президент Украины. На момент разговора уже бежал в Россию. В Украине находится под следствием.

“Константинов” - Владимир Константинов, на тот момент был председателем Верховного Совета АРК, член Партии регионов. После оккупации остался на полуострове, возглавил т.н. “Государственный Совет Республики Крым”, стал одним из руководителей крымского отделения путинской партии “Единая Россия”

“Шаймиев” - Минтимер Шаймиев, с 1991 по 2010 год был Президентом Республики Татарстан РФ, с 2010 года является советником Президента РФ. Сооснователь путинской партии “Единая Россия”.

“Премьер Турции” - Реджеп Тайип Эрдоган, на тот момент был Премьер-министром Турции. Сейчас - Президент Турции. Известно, что в марте 2014 года лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев встречался с Эрдоганом, последний заявил, что не намерен признавать т.н. “референдум”.

Глазьев: Алло, да. Слушаю вас.

Абдуллаев: Доброе утро. Я прошу прощения, что с утра беспокою.

Глазьев: Да все нормально.

Абдуллаев: Говорить могу?

Глазьев: Да, конечно.

Абдуллаев: Ничего не могу понять, что у нас происходит? И что дальше, какие шаги, что нам дальше делать? Там, говорят, и объекты начали захватывать. Дороги все закрыли. Въезд в Киев. В сторону Киева проезд… все военные. Что дальше будет? Что нам ждать?

Глазьев: Ну, насколько я понимаю, там вся власть теперь у Верховного совета Крыма и надо действовать через него. Я так понял, что вы в это правительство Аксенова не пошли, да?

Абдуллаев: В правительство Аксенова на сегодняшний день, если оно было бы легитимное, может быть, и пошли бы. Мы пока по своей схеме народ без войны удержали. Но если оно (Правительство, - ред.) на сегодняшний день подчиняется Януковичу, как заявляет Аксенов, после этого всего воровства туда сейчас никто не пойдет. Это же получается, одной рукой говорим, другой рукой показываем насколько это… Как это понять?

Глазьев: Азиз Рефатович, тут ситуация такая: Януковичу оно не подчиняется, и подчиняться не будет, потому что Янукович уже не…

Абдуллаев: Аксенов заявил, с трибуны, везде заявил, что я, говорит, буду работать с Януковичем. Поэтому, когда это все увидели, как можно туда отправить? Вчера этот, который угнетал нас здесь ...(неразборчиво)... Януковича мы объявили, за 4 года всех нас выкинули, выбросили с работы, никого не держат, ни одного слова нету! Януковича убрать – это наша первая задача была. А сейчас он говорит: “Я буду работать с Януковичем”. Как я туда людей пошлю, скажите, пожалуйста? Там не клеится одно с другим. Я ж говорю, те люди, которые сегодня там стали у руля, столько делов сделано! Все сделано шиково – разговоров нету. Но они все же позорят нас. Все то, что сделано, в ноль превращается. Если, допустим, Крым будет автономией, которая с полномочиями, то надо эти вещи красиво, правильно подавать. Не таким образом, как они делаются. Что-то я не пойму, одно с другим - такой бардак получается в политическом поле, в другом. Кто-то умный пусть приедет, посмотрит, что делают, сторонним взглядом, не надо вмешиваться, сторонним взглядом пусть посмотрит.

Глазьев: Я могу сказать совершенно точно, что Януковичу это правительство не подчиняется, и подчиняться не будет. Никогда. Значит, легитимная часть происходящего основана на том, что единственным легитимным органом власти на сегодняшний день является Верховный Совет Крыма. Других органов нет. Это правительство в Киеве мы не признаем, и никогда не признаем. Поэтому мы будем делать все возможное для того, чтобы это правительство Турчинова-Яценюка, значит, ушло, и чтобы вернулись к переговорам о формировании “Правительства народного доверия”, как это записано в Меморандуме, по которому Янукович ушел от власти (тот последний документ, который подписали все). У нас понимание такое, что на Украине сегодня легитимной власти в центре нет. Легитимная власть осталась только в областях. Верховный совет Крыма и облсоветы - в нашем понимании это единственная легитимная власть, с которой мы будем работать. Поэтому Верховный совет Крыма в нашем понимании полномочен принимать все решения. И, честно говоря, здесь все расстроились, когда узнали, что от вас никто в правительство не пошел, потому что была надежда…

Абдуллаев: Первичные бумаги надо ровно чуть-чуть делать, но в этом же вопросе кто-то должен посредником быть. Первая задача, которая ставилась, - чтобы крови не было. Крутились, мучились, выкрутились. А дальше что? Начинают голосовать - 49 голосов! Приписанные! А все люди, которые “приписанные” проголосовали, они рядом стояли с нами! Вот если я сегодня не пошел голосовать, а вместо меня написано, что я голосовал – это как читается? Это же люди видят все. Там тысячу вопросов сделано неправильно, которые сегодня вот такие, оспариваемые, и мы сейчас внутри в панике: что это такое, не можем понять. Это силовое издевательство или нет? Если это нормально, то можно по нормальной схеме это говорить и делать, что хотим, что получается. Но что-то неровно там идет, я скажу.

Глазьев: Ну, сейчас вообще все идет криво-косо на Украине. Я не знаю, как там голосовали. Мы получили информацию, что из 100 человек Верховного совета (я специально не узнавал, но насколько я понимаю) человек 60 или около того, принимали участие в голосовании.

Абдуллаев: Были люди в Киеве, в командировке, а их фамилии - в голосовании. Все распечатали, кто голосовал. Всем домой звонят, там туда-сюда, он говорит: “Как? Я еще в Киеве, я еще не вернулся!” В общем, таких вопросов очень много вокруг этого, когда все это видишь, потом, получается, сомневаться в этом, не сомневаться. Люди сегодня все, вон взял бумагу, прочитал и начинает свои мысли складывать. Потом уравновешивать их очень тяжело. А потом как вы это правительство – давай, пойдем все вместе? Как это получается? Поэтому вопросы такие, нелегкие. Здесь надо терпение, молча сейчас выждать. Что получается с украинским правительством? Они сейчас будут приезжать сюда на переговоры. Чем это закончится? Если они ничего не могут сделать, тогда мы должны сесть и определиться, что дальше будет. А для этого время надо. А для этого времени нужно садиться, вести ровные консультации. Сейчас начнем друг друга громко обзывать, потом этих людей назад не развернешь. Конечно, у России силы много, можно всех застрелить и всех убить. Можно и такой вариант сделать, но к этому и придет потом.

Глазьев: Не, ну как раз этого надо избежать. И мы всеми силами стремимся к тому, чтоб избежать.

Абдуллаев: Чтобы этого избежать, сейчас уже начинается. Кто сегодня от Меджлиса не пошел, их начинают по одному вызывать и говорить: “Не придешь, тогда вам ничего нет!” И начинается, такое, по одному выдергивание и туда засовывать их насильно. Такие вещи тоже исключаются. Надо садиться за стол переговоров, потихоньку, вот с чем не согласны. Потихоньку отшлифовывать эти вопросы. Хотя и на мелком уровне, но надо, чтобы подобные люди там работали. Ну, не дурные люди же должны там это вести. Вы хоть посредника поставьте там, который будет за этикой следить. Внутри Крыма потом одних с другими примирить очень тяжело. Чтобы не получилось, что нация одна, нация другая, чтоб простой народ не кичился друг на друга. Вот тут авторитеты, самые отработанные авторитеты. Все, понятно, уважают Путина. Все, понятно, уважают Россию. Но происходящее надо правильно делать.

Глазьев: Я согласен, что нужно абсолютно без всякой силы вести переговоры, профессионально работать. Но мы посредника как можем поставить? Поскольку Верховный совет Крыма - единственный легитимный орган, значит, тогда таким посредником должен быть Константинов, по идее, который должен с вами определиться, с условиями, с вашими требованиями, их, так сказать, принять во внимание и вернуть вас в правительство. Мы будем всячески этому содействовать, если у вас есть условия, на которых вы готовы работать.

Абдуллаев: Если, допустим, этот вопрос будет так происходить дальше, каково будущее крымских татар вот в этой части? Какие шаги их ожидают? Вот эти вещи мне ни Константинов не может сказать, никто. Мы должны в люди, в свои массы выйти и, чтобы успокоить народ, мы должны показать красивую новую фигуру: 20 лет ничего не давала Украина, а вот сегодня с Россией вот это можно сделать, последующие шаги, к чему мы придем. У нас же народ не дурной. Он потерял родину и теперь не хочет ее терять. Поэтому все садятся, думают, и старший, и младший и т.д. А как до них довести?

Глазьев: Хорошо, кто это может быть? Кто? Кого от России прислать, вот давайте подумаем, кому вы могли бы доверять? Может быть, из Татарии кто-то приедет?

Абдуллаев: Они были, здесь мы работали. Но мы сейчас пока не раскрывались к ним и они тоже. Им стыдно раскрываться и сразу... Если такой вариант будет, то нужно этот вариант монотонно, чтобы они находились здесь, как миротворцы, как посредники, которые переживают. Не надо их сильно раскрывать. Они – как переживающая сторона. И с ними каждый день будем тихо-тихо... По одному ключу они каждый день должны раскрывать нам показывать: вот так будет, так будет, это будет, это будет… И потихоньку мы должны своих успокаивать. По-другому это, за один день, это не дашь… Вот хлопок же не дашь - ведь у него уже дальше родины нет, он говорит: “Нахер, лучше я сегодня здесь умру”. Один говорит так, один говори так. Я вот уже трое суток, день и ночь, только людей успокаиваю. Но что, кто такой я? Завтра свалился – и все. А завтра-послезавтра другие поедут… (неразборчиво)... Я же просто дальше вижу, к чему это идет. Если люди не видят завтрашний день или перспективу, либо хотя бы чуть-чуть какие-то взаимные понятия... Понятно, что Россия во всем мире никогда не пойдет на глупые вещи. Но действия сегодня мы должны как-то разложить, как-то показать и как-то показать, что будет через 10 лет, через 20 лет, к чему мы придем. Не к тому же гнету, который когда-то видели, а мир совсем другой. Он по-другому смотрится. По-другому будет. Мы должны показывать это.

Глазьев: В моем понимании, смотри, что в перспективе будет. Во-первых, конечно, никто не знает, что будет дальше в этой ситуации. Но то, что я вижу: либо эта бендеровская власть уйдет, и будут проведены нормально выборы, и Украина станет федеративным государством с самостоятельным Крымом внутри. Т.е. наша позиция такая, что Украина в нынешней ситуации – это страна разделенная. Они начали войну. Они фактически разделили страну, эти бендеровцы. Юго-восток Украины никогда их не признает. Поэтому надо, чтобы это все принять во внимание… Украина, как устойчивое государство, может быть только как федерация, где каждый регион имеет достаточно широкую самостоятельность. А Крым вообще имеет полную самостоятельность, просто находится внутри Украины формально. Вот это один вариант, на базе которого все могут договориться. Второй вариант, если не удается договориться и продолжается противостояние, в этой ситуации, как мне кажется, Крым будет двигаться в сторону полной самостоятельности. Еще раз подчеркну, что у России нет планов Крым присоединять. Этого не будет.

Абдуллаев: Я уже в этом разобрался, понял. Что с крымскими татарами? Мы когда-то говорили о языке, о национальности, об автономии крымскотатарской – эти вещи где-то будут просматриваться или нет? Будет, как в Татарстане или нет? Или какие шаги, предпосылки? Как я должен дедов, стариков и других успокаивать, если сейчас я потихоньку буду выходить в орбиту, о чем-то говорить положительное, понимаешь? Я должен с чего-то начинать...

Глазьев: Ну, я считаю, что вы должны сформулировать условия, у вас они очевидно много лет уже выстраданы

Абдуллаев: Да

Глазьев: Надо сформулировать условия, что вы хотите. В этот референдум, может быть, который объявлен на 25 число, вставить какие-то вопросы, которые вас волнуют.

Абдуллаев: О! О! О! Вот видишь! Поэтому уже такие вопросы нужно вкидывать. Если понятно сегодня-завтра, мы уже ситуацию понимаем: по-любому Крым отрывается от целостности. В смысле, территориально он сидит с Украиной, а в исполнительной схеме, состояние Крыма, его бюджеты, его обороты и его самостоятельность будет отдельно. Это уже все мне понятно.

Глазьев: Да, именно так.

Абдуллаев: Так. А в этом всем крымские татары должны себе завтрашний день увидеть. Получится оно или нет – один вопрос. Стремиться к чему будем? Что нас ожидает? И мы это приукрашивать должны, и на этом фоне мы должны мир и дружбу строить со всеми, кто здесь есть, понимаете? Поэтому мы хотим вот этот момент заметить: что нам обещают, что будет, к чему вместе идем? Каким наш завтрашний лозунг будет для себя, для детей, для внуков? Вот эти вопросы они своеобразные, пустые, пока вот они, ниша эта не заполнена. Просто побежать туда, как мальчики, попасть в это правительство или в это правительство – мы же это все пережили. Уже восьмое правительство я переживаю, а что толку? Я приехал туда, самую грязную работу тащишь, а там, где нужно управлять, где нужно позицию делать, ничего нет. Тепло дай людям, воду дай, а в остальное ты не вмешивайся. Если такое будет, зачем мне такое правительство нужно? Я и без него нахлебался. Кроме меня никому не нужно там жизнь людей. А если правительство …(неразборчиво)... полноценное, знаешь, что будет с твоим народом, какие вопросы, какие проекты мы ведем, какая дислокация будет... Если самостоятельность будет, там будут очень большие проекты, в них надо участвовать. А эти друзья уже поделили все свои места: кому чего делать, кто как будет грабить. Но не с такой целью же сегодня Россия это видит? Россия видит красивую, нормальную, допустим, Крымскую автономию. …(неразборчиво)... Кто там сидит, кто назначен – это ворюги. Я знаю их с детства.

Глазьев: Я понял. Я думаю, те, кто пришли, это все равно временная ситуация.

Абдуллаев: Я тоже так понял. После выборов вот этих, после 25 мая все может поменяться, я это про себя понимаю.

Глазьев: Угу. Конечно, мы не заинтересованы абсолютно. Во-первых, Януковича мы не счи… т.е. он формально президент, но он ничем не управляет, и управлять не будет.

Абдуллаев: Вот я свои мысли отточил, я вчера все прослушал, думаю: нет, этого человека (Януковича, - ред.) не будет, временно побудет он, повякает-повякает, пока вот здесь тишину не отработают, и все на этом уйдет.

Глазьев: У него роль чисто бумажная.

Абдуллаев: Мы сегодня нигде не должны говорить, что сегодня именно вся Россия, именно про Путина. Мы никаких вопросов непонятных не должны говорить. Мы должны в корне сейчас свой народ успокоить. Чтоб в корне свой народ мы успокоили, чтобы не говорили ни дома, ни на улице ненужные слова в адрес государства, в адрес первых лиц. Мы должны почувствовать, с чего начать разговор. Вот я вот этого ищу, понимаете? Вот для этого мне нужен собеседник оттудова, с кем потом мы будем доносить мысли до определенного круга первого, потом - до второго круга, потом - выходить вниз и т.д. По-другому не бывает.

Глазьев: Я понял, значит. Ну, еще раз давайте зафиксируем. Первое – возврата Януковича не будет, это 100%. Второе - Киеву нынешнему подчиняться тоже никто не будет, вся власть в Верховном совете Крыма. Нам абсолютно не нужно, чтобы новое правительство Крыма стало вторым изданием Януковича и донецких.

Абдуллаев: Все правильно.

Глазьев: Нам это не надо. Тем более что мы собираемся в Крым вложить большие деньги. Фактически мы сейчас Крым берем на свое содержание. И нам ворюги там абсолютно не нужны.

Абдуллаев: Все правильно.

Глазьев: Нужны люди типа вас, кто имеет опыт работы, кому можно доверять, и прочее. Значит, тут теперь остается вопрос. Аксенов понятно. Если вы не доверяете Константинову, то тогда что я могу предложить? Я могу попросить, чтобы прислали, может быть, Шаймиева туда? В качестве посредника, чтобы он сумел как-то своим авторитетом повлиять на ситуацию.

Абдуллаев: Шаймиев своих людей послал. Так переговорили мягко. Вот пусть вот этот посланник с Администрации президента, зам, просто находится здесь. И когда-то по вечерам то к одной группе я буду подводить, то к другой. Это тонкий-тонкий вопрос, вечерами нужно садиться за столом, тихо-тихо впитывать.

Глазьев: Угу.

Абдуллаев: Самый ответственный вопрос сейчас, который может повлиять на ход ситуации, чтобы у наших вопросов, касающихся определенных людей, которые уже глубоко в корне вырастили свое видение. Значит, я понимаю, что между Россией и Турцией есть очень нормальные взаимоотношения экономические

Глазьев: Угу.

Абдуллаев: Внимание и разговор первых лиц Турции – премьера - оно авторитетное и оно может изменить мнение некоторых лидеров. Вот это конек, вы поняли, да меня?

Глазьев: Я понял, понял. К вам едет министр, по-моему, оттуда?

Абдуллаев: Да, я почему вас сегодня ищу. Едет министр. Министр должен предварительно говорить с премьером Турции. Схему нужно объявить какую - чтобы здесь потом наши товарищи не поднимали глубину, и поднимали ее правильно. Других путей нет. Я уже вижу, и я уже все. Никаких у меня проблем. Я зорко понимаю и чувствую, что будет и как можно сделать. Но вот это все пробудить нормально, вот такую схему я вижу.

Глазьев: Я понял. Сейчас буду пытаться организовать такие переговоры. Хорошо.

Абдуллаев: Хорошо. Давайте, на связи тогда.

Глазьев: На связи.

Часть этих переговоров украинская Генпрокуратура уже обнародовала летом 2016 - 18 минут из показанных ныне 2,5 часов. Тогда на них отреагировали Глазьев и Затулин. Советник президента России Сергей Глазьев заявил тогда СМИ: "Я бред нацистских преступников комментировать не буду". А директор “Института стран СНГ” Константин Затулин сказал. "Это мой голос, но весь вопрос заключается в том, что сама по себе выкладка — это компиляция и подтасовка".

Как сообщал "Обозреватель", ранее стало известно, что в своих переговорах во время аннексии Крыма Затулин и Глазьев упоминают лидера организации "Украинский выбор", кума Путина Виктора Медведчука.

Читайте все новости по теме "Аннексия Крыма" на OBOZREVATEL.

0
Комментарии
0
0
Смешно
0
Интересно
0
Печально
0
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы

Наши блоги