Спасенный в Карпатах украинец: я поражен, как много людей взялись нас искать! - новости Украины | Обозреватель
Примите участие
в розыгрыше
Xiaomi Redmi 5 PlusУчаствовать
ГлавнаяБлоги

Спасенный в Карпатах украинец: я поражен, как много людей взялись нас искать!

5.6тЧитать новость на украинском

5 февраля принесло тревожные новости: в Facebook начали появляться сообщения о происшествии в Карпатах: со снежного карниза на горе Поп Иван Мармарошский сорвалась девушка по имени Ивонна Костина. Спасать ее бросился ее парень Александр Чуб. Третья участница компании, Евгения Серая, осталась на горном хребте, чтобы попробовать связаться со спасателями с помощью мобильного.

Новость стремительно разнеслась по сети. И сотни украинцев провели ночь в напряженном ожидании новостей об участниках происшествия. Десятки людей, знающих, что такое горы и умеющих их покорять, отправились на спасение Ивонны, Евгении и Александра. Поисково-спасательную операцию начали и спасатели ГСЧС.

К утру появились обнадеживающие новости: все участники происшествия в безопасности. Уставшие, немного напуганные, но счастливые от того, что все позади.

О пережитом, о том, как удалось спастись, а также о том, как решился прыгнуть за Ивонной с отвесной скалы, "Обозревателю" рассказал сам Александр Чуб.

Героическим свой поступок он не считает наоборот, в том, что случилось, винит себя. Но на разговор Александр согласился. В частности, и потому, что происшествие, одним из главных участников которого он стал, уже успело обрасти слухами и вымышленными подробностями.

- Знаете, когда мы спустились и я зашел в интернет – был немного шокирован тем количеством лжи, которую написали журналисты. И, если честно, эти басни мне не очень нравятся.

- Так расскажите, как все случилось на самом деле начиная с того, как вы попали туда, в горы.

- То, что случилось – считаю, исключительно моя вина. Изначально мы шли в горную долину Лисичью, планировали провести там несколько дней и спуститься.

На второй день мы пошли погулять и отправились в сторону хребта. Возле пограничного столбика соблазнились идеей взойти на вершину...

Когда мы уже поднялись на самый верх – я видел карниз. Я просто не рассчитал – и это исключительно моя ошибка, что тот карниз не три метра, а, как оказалось, немножко больше. Мы где-то метра за три от карниза шли – и он оборвался. Мы с Евгенией остались наверху, а Ивонну потащило вниз.

- И вы прыгнули за ней?

- Не было времени долго размышлять. Я просто начал спускаться к Ивонне. Женя тем временем очень правильно и грамотно отреагировала. Я ей оставил свой телефон – и она начала обзванивать спасателей.

И знаете – просто нереально, невероятно классно сработали все-все-все ребята. Мне часто приходилось слышать упреки в сторону государственной службы, но здесь ГСЧС просто классно среагировала.

Ясно, что они не вышли рано, потому что это случилось в 4 часа.

Но они сделали максимум возможного

Когда я приземлился, сразу позвал Ивонну. Она к тому времени уже сумела выбраться из-под снега, откопалась сама. Я убедился, что она цела и невредима – и забрал ее.

Мы сначала было двинулись в сторону тропы, там туман, ничего не видно. А дальше я понял: нет смысла, потому что там – сплошная стена вокруг, очень крутой обрыв.

Поэтому я посмотрел на карту, и мы просто спустились в долину, и вдоль реки дошли до ближайшей туристической тропы, проходящей по этой горной долине.

К тому времени уже несколько групп выехало нас спасать. Но, к сожалению, у нас не было связи. Спасатели работали просто супер – но мы не имели возможности им сообщить, что у нас все хорошо. Мой телефон остался у Евгении.

И я, и Ивонна были целы и невредимы. Единственное – немного истощены. В конце концов мы пришли к одной колыбе, где у нас получилось быстро растопить печку и 2 часа передохнуть, поспать хоть немного. После этого мы снова пошли. Нам оставалось буквально три километра, чтобы добраться до той колыбы, где уже были все.

И когда мы пришли – в это время как раз ребята из Яремче вместе с Женей поднялись снова наверх, чтобы искать нас, а вместо этого нашли нашу собаку. Она там осталась, в панике стояла на хребте...

Словом, когда мы пришли в нашу хижину, из которой стартовали, там уже были спасатели ГСЧС. Уже спускались ребята.

А чуть позже подошла еще команда наших друзей из Ture. Ребята выехали аж из-под Днестра, из села Луки в Ивано-Франковской области. Как раз подоспели на спасательные работы. И еще двое ребят подтянулись, которые рядом в колыбе были – тоже оказались наши знакомые. Увидели просто пост в Facebook – так и узнали о том, что случилось. Ребята с Чорногорского спасательного поста тоже подошли...

Знаете, я поражен тем, насколько классно сработали и государственная служба, и волонтеры, и все люди, которые подключились...

Как по мне, очень важно эту штуку поддерживать, развивать.

Потому что срываются люди часто. Но не каждый может выйти. К сожалению. И от того, как слаженно все сработали в нашем случае – я просто в восторге!

Мы пришли к хижине где-то в 4-5 утра – а там все кипело, бурлило. И мне на самом деле очень больших усилий стоило известить всех, кто за нас переживал, что наконец все позади, все хорошо и можно выдохнуть.

- Для вас, наверное, стало шоком, что аж такая волна поднялась? Что настолько все переживали?

- Мне стыдно, конечно. А с другой стороны, очень приятно, что люди с такой готовностью откликнулись и бросились помогать. Очень приятно!

С долины Лисичьей мы спустились в Деловое. А сейчас мы уже в Яремче. Так что все хорошо!

- До того, как вы вышли, условно говоря, к цивилизации вы же и не представляли масштабов кампании по вашему спасению?

- Не представлял. Я пытался докричаться из долины на хребет. К сожалению, Женя меня не слышала, потому что был сильный ветер. А она еще звонила, просила помощи. Поэтому я не знал – услышала она или нет. Если бы услышала, не пришлось бы людей поднимать. Мы же, к счастью, могли идти сами.

Но случилось так, как случилось. С одной стороны, к счастью, а с другой – к сожалению.

Потому что ребята бросились все на поиски, побросали все свои дела - отвлеклись на нас

Именно поэтому я бы очень хотел не только всех поблагодарить, но и донести до общества информацию, насколько слаженно все работали.

Потому что очень часто люди говорят – вот, никто не спасает и так далее... А на самом деле мало кто понимает, насколько оно все работает - и насколько важно это все и дальше развивать. И волонтерские движения поддерживать, и ту же государственную службу по чрезвычайным ситуациям. Потому что она тоже показала себя очень хорошо.

Просто ситуация была такова, что организовать спасательную операцию было не так просто. Я со спасателями говорил, у них был единственный выход: подходить оттуда, откуда мы шли. Потому что спуститься с того обрыва, откуда сорвалась Ивонна, даже с альпинистским снаряжением – это была бы очень трудная задача.

А тем более – не просто спуститься, но и поднять затем наверх людей. Особенно если речь идет о людях, которые совсем не умеют подниматься. А если человек еще в придачу травмирован?.. Очень трудно в таком случае его вытаскивать.

Спасательные работы - это вообще очень сложный труд

Но на самом деле сообщество поднялось. И не только в Украине – в Штатах, в Румынии все были в курсе того, что случилось. Поэтому я и говорю, что мне сейчас немножко стыдно. Потому что очень много внимания. А это не лучшая тема для похвальбы. Я еще раз подчеркиваю: это моя ошибка. Я же вроде теоретически был в курсе, что такое карниз...

- Теперь вы узнали это и на практике.

- Да. Теперь уже знаю ...

- Вы сказали в начале разговора: когда все случилось - не было времени на размышления. Но потом вы прокручивали в голове все, что случилось? Что вы могли как-то неудачно приземлиться... Если бы у вас было время подумать как бы вы поступили?

- Понимаете, я знал, что Евгения – опытная девушка. У нее за плечами очень хороший опыт в альпинизме, гораздо больший, чем у меня. Поэтому я знал, что она не пропадет и подключит все возможные силы для нашего спасения.

Оставить же внизу Ивонну саму я не мог. Мы ведь даже не знали, что с ней. Здесь даже дело было не в том, что это моя девушка. Даже если бы там был посторонний мне человек, оставить его на произвол судьбы – не в моих правилах.

- То есть даже если бы у вас было время на размышления вы бы сделали то же самое?

- Я не могу вам ответить на этот вопрос. Потому что чем больше думаешь, тем больше появляется аргументов, каких-то страхов, еще чего-то... Поэтому скажу честно: я не знаю.

Есть ситуация, которая уже произошла. К большому счастью, никто не пострадал. Это большая радость для меня, что Ивонна была цела. А рассуждать, как бы оно было...

Если бы я не был таким болваном, если бы на метр в сторону взял - все бы вообще обошлось!

- Ивонна ранее в горы не ходила?

- Ходила со мной несколько раз. У нее просто не так много опыта. Но у меня так же его не хватает. Хотя я в горах часто и не один. Это моя ошибка, которую я допустил из-за отсутствия опыта – именно относительно того, насколько длинные карнизы бывают.

Я раньше думал, что карнизы шириной 2-3 метра, поэтому на такое расстояние подходить не стоит. Мы так и шли. Но на практике получилось немного не так, как написано в инструкции.

Мне сейчас ребята-альпинисты пишут: дурак, чего ты не взял обвязки.? Я понимаю, что может и глупо было соваться туда без обвязки, без ледорубов. Но это все имеет достаточно серьезный вес. А мы не шли на хребет, чтобы подниматься по этому всему... Мы вышли прогуляться.

И это чисто моя недоработка.

- Под вашим постом, которым вы известили всех, кто переживал за вас, что все позади, что все хорошо многие из ваших друзей обещают вам "дать в лоб" при встрече. Многие так по-доброму сейчас ругают вас?

- Это эмоциональное... На то они и друзья!

А вообще, понимаете, есть люди, которые переживают, сидя на диване и наблюдая за происходящим через монитор. И в этом как раз и кроется самый большой негатив соцсетей: если бы, не дай Бог, ситуация имела бы летальный исход – такие переживания бы ничем не помогли. А если бы все закончилось хорошо (как и случилось) – люди просто зря бы переживали, не спали бы ночь.

Но есть и хорошая сторона Facebook – именно благодаря ему люди смогли быстро скоммуницировать, а те, кто имеет решения, кто может предложить помощь и присоединиться – сделали это. Понимаете?

Так что соцсети - это палка о двух концах

Но в целом, если бы о том, что с нами случилось, стало известно уже после того, как мы выбрались – люди бы куда меньше переживали бы, я считаю.

- Родные ваши знали?

- Нет. Я позвонил им уже утром – они еще ничего не знали, так я и не стал рассказывать. А потом они зашли в Facebook, увидели все это – ругались: как же ты не сказал?

- Я правильно понимаю, что этот инцидент никак не отразится на вашей любви к горам?

- Нет. То, что случилось – это, к сожалению, та действительность, которая время от времени случается. И случается из-за ошибок, в том числе.

Я не оправдываюсь, но мне кажется, что от ошибок не застрахован никто

Если честно, больше всего я переживал за Ивонну, чтобы с ней ничего не случилось. Но потом успокоился, когда понял, что все окей, и вопрос – только в выносливости, чтобы выйти туда, откуда мы начинали...

Cама Ивонна о том, что пришлось пережить в горах, рассказала на своей странице в Facebook:

Читайте все новости по теме "альпинизм" на OBOZREVATEL.

0
Комментарии
0
0
Смешно
0
Интересно
0
Печально
0
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы

Наши блоги