Главная Блоги

/ Новости расследований

"Победа будет наша. Непременно!" История добровольца – грозы террористов на Донбассе

Он пошел на войну добровольцем еще летом 2014-го. За эти годы стал одним из лучших аэроразведчиков и корректировщиков в зоне ООС.

Подбитые склады боеприпасов противника, взорванная техника, десятки отминусованных врагов и твердое желание вернуться домой только после полной и безоговорочной победы Украины в войне за свою независимость – это все о нем.

Сейчас он нуждается в помощи. Многие сотни часов управления беспилотным летательным аппаратом и постоянное напряжение ударили по самому важному для аэроразведчика: по глазам. И если в ближайшее время не сделать операцию по замене хрусталиков – о войне ему придется забыть.

В силу специфики своей деятельности, он попросил не называть ни его имени, ни позывного. Но согласился рассказать о своей войне, некоторых проведенных операциях и о том, чему на самом деле Украине приходится противостоять на Донбассе.

О войне

На войну я попал прямо с Майдана. С нашей 8-й афганской сотней. В июне мы под Славянск группой выезжали. Но настоящая война для меня началась, когда я в "Айдар" пришел. 28 июля мы заехали в Половинкино – и понеслось: Красный Яр, Вергунский разъезд, окружение в Новосветловке, Луганский аэропорт…

Был в "Айдаре" около года. На тот момент это был такое полупартизанское подразделение. Правда, тогда ведь главное было – чтобы оружие было, да воевать давали. Вот мы и воевали.

А когда "Айдар" с передка отвели, часть хлопцев в районе Золотого были, а мы с несколькими товарищами поехали в Донецкий аэропорт, в Пески… А дальше я пошел в УДА, заехал в Широкино, Водяное – и так по сей день там и нахожусь. Хотя уже и не в том подразделении, что поначалу.

О работе на войне

Основная моя работа – корректировка и аэроразведка. Я или с квадрокоптером, или просто выползал куда-то и визуально корректировал. Сейчас – сложнее. По Минским соглашениям работать артой запрещено. Да и беспилотники – под запретом. А Украина соглашения выполняет.

На самом деле, до войны у меня была абсолютно мирная профессия. Правда, в советское время я в Афгане служил, так что какие-то начальные навыки у меня были. С них и начинал. А дальше – не знаю, то ли сердце, то ли опыт житейский пригодился – быстро научился всему, что надо.

Сейчас ведь война не такая, как во времена СССР. "Ура! Вперед!" уже не проходит. Эта война – она быстро учит одному: думать. Думать, высчитывать, просчитывать.

Здесь очень быстро понимаешь: лучше сделать три точечных выстрела, чем по 100 штук снарядов наваливать да поля перепахивать. Потому что три снаряда, выпущеные с умом, могут врагу намного больше урона принести.

О знакомстве с беспилотниками

В первый раз беспилотник я увидел, когда мы в Новосветловке были, под Луганским аэропортом. Туда приехал основатель этого направления генерал-лейтенант Андрей Таранов, который в 2016 году погиб (украинский военный, заместитель главы Администрации президента, погиб 18 сентября 2016 года вследствие столкновения гидроцикла, которым он управлял, с грузовой баржей в районе Гаванского моста в Киеве. – Ред.). Он к нам в Новосветловку приехал с квадрокоптером.

Я увидел его работу. И зациклился на этой теме. Настолько, что очень скоро начал летать сам.

Мне этого действительно хотелось. Кроме того, именно в аэроразведке я увидел возможность быть максимально эффективным. Дело в том, что у меня есть некоторые физические изъяны. Одну ногу перебил еще до войны: всю жизнь занимался парашютным спортом. А вторую сломал уже на войне - на "Дерзкой" (высота в районе Широкино, долгое время контролировалась боевиками "ДНР", недавно была занята украинскими морпехами. – Ред.).

Мы тогда с Душманом там были (Владимир Галаган, боец батальона "Аратта" Украинской добровольческой армии. 14 июня 2018 года скончался от тяжелой формы рака позвоночника. – Ред.). Это было на старый новый год, 14 января. Мы с ним пошли под "Дерзкую", полазить, разведать, что там да как.

Идем – и тут у меня такое чувство, что на меня кто-то смотрит. Сильное такое… А там такой вроде как "аппендицит" - сепары с обеих сторон. Я Душману и говорю: по ходу, нас засекли. По моей команде – бегом и прыгаем!.. И мы с разбегу прыгаем с ним в старые окопы. Он нормально запрыгнул, а я прыгнул в то место, где раньше блиндаж был – и приземлился на огромный замерзший ком земли. Попал пяткой. Услышал, как она треснула. Боль – неимоверная. Я периодически сознание терял. Проползем метров 50 – и вырубаюсь.

Минут за двадцать мы выбрались из этого окопа за бугорок и дальше поползли. А по тому месту, куда мы прыгнули, АГС начал работать. Не зря моя чуйка сработала. Они просто ждали, пока мы на открытую местность высунемся.

Когда я отключался, тогда Душман меня пытался тащить. Он уже тогда худой-худой был. Уже рак был. И что-то у него тогда с позвоночником случилось. Позвонки сдвинулись… Я уже позже об этом узнал, когда он в одном интервью рассказывал о том случае. Звонил ему, ругался – зачем, мол, тащил…

О близости смерти

Еще в "Айдаре", когда в Новосветловке были, заметил странную штуку: чем жестче тебя кроют, тем оно… интереснее. На войне очень быстро учишься по звуку выхода снаряда определять, на эту улицу он прилетит, или все-таки на соседнюю. Это доли секунды – но их хватает, чтобы понять, куда оно летит.

И чем жестче бой, тем меньше страх. Вроде как второе дыхание какое-то открывается.

Страшно ли? Страшно. Почему-то – только в начале. Когда слышишь первый снаряд и в голове крутится мысль: куда ж он ляжет? А когда уже начинают сыпать – становится как-то все равно.

Когда мы в Новосветловке были, зашли псковские десантники – на День независимости нас жестко крыли. "Грады" с территории России работали. И мы засекли, что с момента вспышки до прилета проходит 17 секунд. Поначалу, когда видели вспышки – сразу в погреб прыгали. А потом – уже так: куришь еще секунд 5 – и потихонечку уже пошли.

Бывало страшно. Очень страшно. Ни с того, ни с сего. А вообще, вот сколько был под обстрелом – иногда разум удивительные вещи творит. Лежишь, бывает, на земле, над тобой ад, а ты представляешь разрыв снаряда в трехмерной проекции. Как осколки разлетаются и медленно над тобой летят… Я-то этого не вижу – но картинка эта перед глазами стоит.

Вычитал когда-то в какой-то умной книжке, что осколок после разрыва "града" летит не выше 12 см от земли. Помню, в той же Новосветловке искал бордюр, мерил – подходит, можно спрятаться.

Наверное, это все – от страха. Он ведь все равно есть. И чтобы абстрагироваться, чтобы не сойти с ума – начинаешь думать.

Я когда на машине по передку езжу – не сильно часто, но бывает, что по тебе стреляют. Успокаиваю себя тем, что вот мы, например, знаем, что в такое-то место приезжает сепарская машина, мы это место пристреливаем – а я потом лежу и жду, когда она приедет. А по моей команде туда потом стреляют наши.

Так вот, если вдруг машина не доехала до пристреленного места или начинает движение, а мы пытаемся стрелять вдогонку – это бессмысленно. Невозможно попасть по движущейся машине – разве что случайно попадешь. Так вот, когда я еду, когда по мне стреляют – я думаю: а у нас же школа одна. Значит, только случайно можно что-то поймать. А так чтобы рассчитать всю эту траекторию – это очень сложно. И это знание успокаивает.

О самом сложном периоде на войне

Где было сложнее всего? Наверное, в Новосветловке. У них было очень большое преимущество – и под Новосветловкой, и под Хрящеватым. И по технике, и по живой силе. Они нас артой там крыли сутками, не переставая, с рассвета и до заката работали.

В итоге мы ушли оттуда. Потому что поддержки войск не было. А "Айдар" – это ведь банда была тогда, в хорошем смысле этого слова. Штурмовики. Зашли, зачистили, ушли. Была бы команда – мы и в Луганск пошли бы. Тогда ведь оставалось то ли 12, то ли 14 км, чтобы кольцо вокруг Луганска замкнуть. Но – не было команды.

Мы и на Краснодон собирались. Михнюк покойный говорил: идем на Краснодон. Планы были – ого-го. Поддержки не было.

А они на тот момент серьезные силы выдвинули. "Грады" сутками работали. Так крыли – мама не горюй. Бывало, поспать толком не получалось. И ты, как суслик, норку себе вырываешь, залазишь туда, броником сверху накрываешь… Приподнял броник, выглянул, покурил – и назад…

Вот там было очень страшно.

Хотя были у нас и такие герои, которые с ЗУшкой на танк виходили, на сепарский. Я бы на такое не решился.

А наш Вовка Сакун – пошел. Я с ним тогда не поехал. Мы до этого с ним выезжали, сепарскую базу подожгли. Говорю: все, едем. А он: погоди, сейчас короб перезаряжу, давай еще… Я настоял. И только мы с ним на КрАЗе сепарском трофейном отъезжаем – а туда мины ложатся…

И когда он предложил идти на танк – я честно признался: за руль не сяду. Я боюсь.

А они поехали. И один танк действительно подбили. Но оказалось, что танков было два – и второй попал в их КрАЗ. Они уже уезжали, он вдогонку пальнул – попал в кузов, где колесо запасное висело. Они повылетали все. Но живые остались.

И так ведь всегда. Выходит группа из 4-5 человек, к сепарам. Всегда есть кто-то, кто боится. И вроде как тормозит остальных. И всегда есть один безбашенный, который вечно где-то теряется и выходит последним. И это хорошо – что кто-то настаивает "давайте быстрее", а кому-то хочется еще повоевать. Так баланс определенный сохраняется. Потому что были бы все без исключения героями – их ведь оттуда не вытащишь. Пацаны все-таки должны осознавать, что, случись что – их же пойдут вытаскивать. А значит – могут быть жертвы, которых можно было избежать.

О самых удачных операциях

Была у нас крупная операция как-то осенью. Больше 10 "200-х" у сепаров. Я уже напоследок тогда двоих достал. В машине. Два сепара поняли, что над ними летают, бомбят – заехали под дерево и сидят в машине. А я бомбочку бросил. Она попадает в лобовое стекло. А оно – из сталинита (закаленное стекло. – Ред.), разлетелось… У них одни черепа остались. Мы потом перехват слушали, сепары говорят: приехали забирать, тела нормальные – и черепа голые…

Тогда, конечно, хорошо поработали. Хлопцы зашли, заминировали. А я сепаров квардриком дразнил. Они как обезьяны повылазили – и давай по нему стрелять. А наши снайпера с тылу работали. БТР подорвали. Вот тогда четко было. Баланс. Не было ни смелых, ни трусов – как единая машина сработали. Я, правда, тогда квадрик потерял. В полметре над землей летал – как бритва…

Удачная корректировка была, например, в позапрошлом году, когда мы пытались бэху подбить в районе Саханки – а вместе с ней в склад БК попали. Там сутки все горело. Знатное файер-шоу получилось. Это, в первую очередь, заслуга минометчиков-морпехов. Но я корректировал, так что могу сказать, что тоже к этом причастен.

Бывает, просто везение. Я как-то летал-летал – и ничего. Сепары попрятались. Надо улетать. И перед улетом я сбрасываю ВОГ в посадку и начинаю отходить. Оказалось, там два склада БК было. Тоже знатно горело.

Или вот есть у меня видео, как я сепару прямо в лоб попал.

Об этом даже в фильме НТВ "Донбасский синдром" вспоминали. Из 40 минут целых четыре мне посвятили. Показывали, как ему в лоб попало – но, видимо, вскользь, потому что снаряд не разорвался. А потом сам снаряд показали. А я на каждом пишу "SRAKA вам РАША". Ох, у них тогда пылало от этой надписи…

О реакции с той стороны

Очень забавно слушать радиоперехваты, когда сепары паникуют: "Они кладут прямо в окопы, валите!". У меня есть видео, как они убегают. Бросают позиции – и тупо бегут толпой.

Пару раз они меня вычисляли. Но мне везет. Потому что вот зайдет какое-то их подразделение, по прошествии какого-то времени они уже настроятся на меня, начинают вычислять. А потом – ротация у них. Полностью меняются. И все – по новой.

Знаю, что они меня "Летуном" прозвали. Охоту объявляли. Есть перехваты, что они меня засечь пытались. По квадрику не стреляли – выезжали наблюдатели, ждали, куда ж я сяду, чтобы потом накрыть.

Но я ведь тоже не дурак – знаю, как запутать. Поэтому и говорю: война – она заставляет мыслить. Это как шахматная партия: не будешь думать – проиграешь.

О гибридной войне

Я был в Афгане. И знаете, то, что было там, и то, что происходит сегодня на Донбассе – это совершенно две разные войны. В Афгане с одной стороны была вся мощь СССР, которая давила артой, техникой – а с другой партизаны бегали. Вот то, что там было – вот это можно было назвать АТО.

А здесь – война. Настоящая, пусть и не такая, как Вторая мировая. Гибридная война – это очень точное определение.

Потому что бывает, даже с нашими бойцами начинаешь разговаривать – и вдруг слышишь: "Я думал, эта война быстро закончится, вот и пошел в армию. Потому что зарплата хорошая. А тут – воевать заставляют". И ты это слушаешь – и удивляешься: это ж надо, как ему-то мозги прополоскали…

Я в молодости служил в 61 бригаде морской пехоты на севере России. Помню, как тогда, в советские времена, нас готовили умирать. Замполиты, когда мы на боевую выходили, на корабли грузились, рассказывали, что мы – элита… И мы ведь реально готовы были погибнуть. Я помню эти мысли. Все хотели подвиг совершить…

Сейчас – все наоборот. Сейчас надо выжить. Для Украины. Не умереть, а остаться в живых и успеть что-то сделать.

Хотя для некоторых задача "выжить" приоритетна сама по себе. Поэтому и приходится временами слышать: "Вот, вы приехали сюда, сейчас постреляете, войну развяжете – а нам потом воевать….".

Не думаю, что война в ближайшие годы закончится. Скорее, будет замороженный конфликт. Про Крым вообще надолго можно не то что забыть, но пока даже не пытаться возвращать. Нам бы на Донбассе закончить. А воевать и там, и там – пока нам силенок хватит. Особенно с такой пропагандой, которая даже здесь, в Украине, буйным цветом цветет. Мне кажется, у нас процентов 20 – даже не сепары, а… Не знаю, только матерные слова на ум приходят – для той серой массы, которая позволяет себе говорить "когда вы уже там навоюетесь?".

О проблемах со здоровьем

Что что-то не так, начал замечать года полтора назад. У меня начали очень сильно слезиться глаза. Когда напрягаю зрение (а в моей работе это неминуемо) – как будто пелена перед глазами. Пришлось на очки переходить, хотя до этого вообще не знал, что это такое.

Помогало мало, честно скажу. К тому же, как только обстрел – я же падаю в окоп. И какие бы очки не были – они ломаются. Затираются. Волонтеры уже замучились мне их покупать…

За эти полтора года с 0,75 я дошел до 3,5 единиц. Такой вот скачок.

Когда игнорировать проблему стало невозможно – я пошел к врачам. Они сказали: надо менять хрусталики. Можно в государственном госпитале за 25 тысяч (сама операция бесплатная). Но меня предупредили: это самые дешевые хрусталики, насколько помогут – непонятно. И процесс реабилитации будет долгий. А я не могу себе позволить долгой реабилитации. Тут на день-два выедешь – и уже хлопцы звонят: возвращайся, есть работа…

Включали меня в программу, когда канадцы должны были приехать – они так и не приехали.

В Одесском госпитале врачи мне говорили, что лучше всего – пойти на операцию в частной клинике. Но там цена вопроса – 70 тысяч гривен. Я пытаюсь собрать эти деньги, но пока не очень получается. К тому же, никто не дает гарантий, что пока я буду эту сумму собирать, цена не увеличится…

Зрение продолжает падать. Для жизни, для бытовухи мне хватит. А для работы – нет.

Уже сейчас, даже когда за рулем еду в сумерках и начинаю присматриваться – слезы текут градом, я просто ничего не вижу. И ничего не могу с этим сделать. А мне ж надо не просто видеть, а еще и дистанции отмерять, поправку давать… Мне уже тяжело на глаз определять. Говорю: недолет 20 м – а оно же в горизонте, тяжело определить. Пока выкручиваюсь на опыте - по камышкам, веткам, деревьям.

О победе

Если получится спасти глаза, на войне буду, пока она не закончится. Раньше ведь как с войны возвращались? Либо с победой, либо убитого привозили. Со щитом или на щите. Третьего не дано. Вот если я сейчас домой приеду – и что? Мы победили? Или проиграли?..

А так – дают работать – и хорошо. Делаю, что могу.

В гибридной войне и победа будет неординарная какая-то. Но она однозначно будет наша. Слишком многое мы отдали за эти годы, чтобы позволить себе потерпеть поражение.

О погибших побратимах

Признаюсь честно: в 2004 году я поддерживал Януковича. Даже был одним из его представителей в одной из западных областей. На выборах все три тура отработал. И никогда этого не скрывал.

Когда же в 2013-м начался Майдан – я уже 3 декабря был там. Думал, приеду, посмотрю – и уеду. Приехал. И – по сей день.

Там познакомился с Андреем Марунчаком, который на меня очень сильно повлиял. Тоже бывший афганец. Только я вот в Бога не верил, а он очень верующий был. Постоянно мы с ним дискутировали. Он все повторял: ну, москаль, закончим Майдан – будешь у меня в церковь ходить. Я за твое воспитание возьмусь… Погиб он. В Новосветловке. В "Айдаре" был…

Много за эти годы полегло. Мне вот только везет – как-то так выходит, что я не вижу, как побратимы гибнут. Михнюк вот только из афганской сотни – на моих глазах... Я вышел за забор – и тут свист: прилет. Поворачиваюсь – мина…

За них за всех надо отомстить. Обязательно. Что мы и делаем.

Если вы хотите и имеете возможность помочь бойцу собрать необходимые для проведения операции 70 тысяч гривен (на момент публикации собрано чуть больше 6 тысяч гривен) - можете это сделать, перечислив посильную сумму на карту Приватбанка: 4149 6293 9226 1152.

Ты еще не подписан на наш Telegram? Быстро жми!

Читайте все новости по теме "Новости Донецка и Донецкой области" на OBOZREVATEL.

25
Комментарии
48
50
Смешно
43
Интересно
67
Печально
31
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы
Opupenko Dmytriy
Opupenko Dmytriy
Среди пукрохгероив славян нема.
Показать комментарий полностью
Silver Fox
Silver Fox
Да, пусть дохнет, эта укро-падаль. Не жалко.
Показать комментарий полностью
Kuksov Micha
Kuksov Micha
Вот что сказал на встрече с Путиным Римский папа : "Так называемая война на Донбассе началась весной 2014 года, а затем вылилась в кровавые столкновения МЕЖДУ УКРАИНСКИМИ ВОЙСКАМИ И ПРОРОССИЙСКИМИ СЕПАРАТИСТСКИМИ ПОВСТАНЦАМИ, имела привела к гибели более 10 тысяч человек и чуть менее 2 миллионов внутренне перемещенных лиц, согласно данным ООН 2018" . Ни слова о российских оккупантах! Гражданская война!
Показать комментарий полностью
Ешта Дядя
Ешта Дядя
Ешта Дядя, как планово выводились войска сДэбали,сколько оружия там было брошено,это ужас просто,по гуглите,не верующие,неимоверное кол-во и боезапаса,и техники,толку то,гибнут же украинцы.Впрочем братан ,а что им еще писать,ну вот подумай просто,перевернись завтра все с ног на голову,это вилы будут.А пока большинство хочет мира,есть сидящие дома на диванчиках,воевать хотят,но на диванчиках.Знаете,жизнь такая штука,тем более время,что не знаешь,что завтра будет,и может как то так случиться,чего и во сне страшном не видовал,а кто кличет,тот всегда накликает.
Показать комментарий полностью
Ешта Дядя
Ешта Дядя
Kuksov Micha, еще вручил орден что то там с миром связанна,это очень ценная вещь,за последние почти 500 лет,Путин шестой человек,кому ее вручили. Касаемо воина света,я понимаю,что твой расскаж большим число народа примется,как за чистую монету,но нужно же и учитывать то,что там люди жили,и сейчас живут,и будут жить.Всю острую фазу до мая 15 года,я жил в эпицентре войны,и поверьте,даже деди до 10 лет уже по звуку знают,что летит,не говоря о взрослыхЕсть районы,где девятиэтажки,с которых если ехать по дороге,то4 км.до соседнего города ,подконтрольного Украине.Знаете,особенно зимой как видно,откуда стреляют,и куда ложиться,местных ты не обдуришь,какую бы жвачку им не втюхивали,все прекрасно знают,кто “сам себя обстреливает“. Видео,да,судя по взрывам автоматиком 5.45 стреляют,не,они не нарушают угод минских,только каждый день звонят,особенно ужесточилось после выборов,малотят таким говорят,что с 15 года так не гатили,да работает практически все,кроме может ураганов,и точки-у,все остальное Миклухе-Маклаю раскажешь,ну везде сепаров сотнями ложат,а сами как минимум если брать крупные,то в трех котлах были,Изваринский,Иловайский,Дэбальцевский.Хотя конечно его понимаю,это как рыбак,впоймает тюльку с палец,а распишет по локоть.Бросали бы вы @ерней маяться,хотя понимаю,пока из Вашингтону головнокомандувач не даст добро,ничего не изменится,разве дровишек подкинет,джяги-джяги ж завезли,выстрелил,и забыл,много оборудования от туда,из за окияна,мимо острова буяна.Это как Коломойский сказал,да,есть там и танки русские,и вояки,а у нас что нет жаверов,ну всмысле жавелинов,нет инструкторов американских,та еще много чего есть,так что это значит что американськи найманци,вместе с ВСУ сьогодни обстрилялы,то-то и то-то.До 15 года рускими на Донбассе и не пахло,Гиркина мне не нужно в пример приводить,это к психиатру,ну потом конечно,и гумманитарка пошла,и техники подприбавилось.Сколько в нэте роликов,“как планово“”
Показать комментарий полностью

Блоги / мнения

ads pixel