Топ-темы:

Мы побывали в аду, но ребята рвутся вперед – командир батальона Кульчицкого

Источник: Фото из личного архива

Батальон имени генерала Кульчицкого родился на Майдане, стал сердцем новосформированной Нацгвардии и дал старт добровольческому движению в Украине. Именно поэтому 14 марта, день, когда первые бойцы будущего легендарного бата подписали контракты резервистов, впоследствии стал Днем добровольца.

Сейчас батальон входит в состав одной из бригад НГУ и, вопреки стереотипам, продолжает воевать. Начиная с первых боев весной 2014 года и до сего дня гвардейцы ни на один день не оставляли зону АТО.

Накануне Дня Национальной Гвардии, который отмечается 26 марта, "Обозреватель" поговорил с комбатом Виктором Толочко. Командир с позывным "Майдан" рассказал, кому выгодно нивелировать заслуги батальона, о табу на пиар, а также о том, как воюют "кульчицкие" сегодня.

Комбат Виктор Толочко

- Думаю, батальон имени Кульчицкого вполне можно назвать легендарным. Но сейчас идут разговоры о том, что вся легендарность осталась в прошлом и что батальон сегодня уже не воюет. Что бы вы ответили тем, кто так считает?

- Я бы предложил им оценивать по результатам после каждой ротации. И они бы с удивлением узнали, что по докладам и общему анализу командования наш батальон является одним из лучших подразделений НГУ по выполнению служебных задач, по эффективности и результативности работы.

Другое дело, что мы никогда не набивали себе цену фейковыми видео, искусственными репортажами, инсценировкой каких-то боевых событий.

Вообще до конца 2016 года в батальоне существовал категорический запрет на пиар. Потому что боевое подразделение должно заниматься боевой подготовкой. Наша задача - выполнять поставленные боевые задачи, а не показывать, какие мы классные.

Есть государство. Есть задача - сохранить государство. Это была, есть и будет наша главная цель.

То, что сейчас говорят, будто батальон ничего не делает, не соответствует действительности. Если мы не воюем - то почему же тогда несем боевые потери? Где мы их несем? Где-то на третьей линии? А разве там идут бои? Разве там работают сепарские снайперы? Нет, правда? Так, может, тогда мы не в районе Краматорска, а где-то в другом месте?

Мы побывали в аду, но ребята рвутся вперед – комбат "Майдан"

Что касается нападок на нас - предполагаю, что кому-то интересно это делать. Возможно, кто-то хочет переписать историю. И, занижая наши заслуги, поднять в глазах людей какие-то другие, отдельные политически ангажированные подразделения. Хотя с первого дня, когда батальон вошел в зону АТО, мы находимся там постоянно.

- Кому это может быть выгодно? Назовите фамилии.

- Не буду. Это уже политика. А в политику мы влезать не хотим и, если уж на то пошло, не можем. Впрочем, понимание, зачем наши заслуги нивелируются, у меня есть.

- Вы упомянули о внутреннем табу на пиар. О чем конкретно идет речь и для чего это было нужно?

- Видео, широкая реклама по телевидению, в интернете. Дело в том, что многих бойцов батальона, начиная от специального обучения до выполнения спецзаданий, вообще нельзя было "светить". Потому что у каждого из них есть семьи, дети - и чем меньше о них известно, тем больше шансов избежать какого-то силового воздействия или давления на самих военнослужащих или их близких.

Да, собственно, мы и не видели особой необходимости в пиаре. Мы выполняем свои обязанности? Выполняем. Украине это нужно? Нужно.

А пиар - это уже дело десятое. Главное, что каждый из тех, кто был в батальоне с 2014 года, может прямо смотреть в глаза своему ребенку и говорить: твой папа сделал это. И дети будут гордиться тем, что сделали их родители.

- Сейчас не жалеете об определенной информационной закрытости батальона тогда?

- Абсолютно нет. Мы - единственный батальон, который остался практически в том же составе, в котором был с 2014 года. Да, был период, когда многие люди, которые пришли по мобилизации, ушли из батальона. Они пожили немного мирной жизнью, многое для себя переоценили, у них было время подумать над тем, что они делали в прошлом и планируют делать в будущем.

И сейчас многие из них возвращаются.

А из распиаренных подразделений люди сейчас идут к нам. Потому что считают, что им здесь комфортно и здесь они принесут для родины больше пользы, чем где-либо.

- Много ли в батальоне тех, кто воюет еще с 2014 года?

- Из первых двух ротаций - процентов 15-20. Но к нам приходили люди и в конце 2014, и в первой половине 2015 года. И их процент значительно выше.

Пришедших в 2017-2018-м, на самом деле, мало. Но даже 7-8 месяцев в батальоне людей кардинально меняют. Само общение с теми, кто в подразделении с первых дней, меняет у людей взгляды, меняет систему ценностей, понимание, как надо делать, как надо жить.

Особенно четко это видно, когда к нам приходят те, кто ранее служил в других подразделениях. Это реально другие люди. Даже если они, как и мои ребята, немало повоевали в 2014-2016 годах.

Мы побывали в аду, но ребята рвутся вперед – комбат "Майдан"

Яркий пример - офицеры. У нас в батальоне много самоучек. Только в 2014 году 18 наших рядовых бойцов получили офицерские звания. Не потому, что закончили военные учебные заведения, а потому, что продемонстрировали, что могут командовать личным составом, обладают выдающимися аналитическими способностями и заслужили авторитет в подразделениях.

Тогда они стали младшими лейтенантами. Некоторые из них сейчас уже получили воинское звание "капитан".

Офицер должен быть и психологом. Должен понимать, что руководящая должность на военной службе обязывает быть не только командиром, но и, прежде всего, человеком. Всегда. И, мне кажется, у нас в подразделении это есть.

- Назовите, скажем, три ключевых момента, которые отличают батальон Кульчицкого от других подразделений?

- Мы были первыми. Вообще. Это главное, чем мы отличаемся. И мы вышли с Майдана. Это второе наше отличие.

И, возможно, главное: после нас было очень много добровольческих подразделений. Они формировались, существовали долгое время и самораспускались или были расформированы. Но те же "Донбасс", "Айдар", "Азов" на 80-90% формировались по территориальному признаку. А в наш батальон вошли люди из всех регионов. Нас объединило не место рождения или проживания, не язык или отдельные культурные ценности. Нас объединила идея.

Мы побывали в аду, но ребята рвутся вперед – комбат "Майдан"

Поэтому майдановские идеи и принципы отношений внутри между рядовыми и офицерами мы стараемся сохранить. И тех самых молодых офицеров не звезды на погонах тянут вперед, нет. Чтобы расти, они должны заслужить авторитет и уважение у бойцов, и перенять боевой опыт у тех, кто уже успел повоевать.

Возможно, поэтому последние несколько месяцев мы видим, что наших офицеров пытаются переманивать в другие подразделения. Но наши ребята не хотят никуда переходить.

Мы побывали в аду, но ребята рвутся вперед – комбат "Майдан"

- Почему?

- Понимаете, мы - семья. Даже те, кто из батальона по тем или иным причинам перешел в другую бригаду НГУ или ВСУ, так и говорят: да, я служу у вас, но я - "Кульчицкий", ребята, без обид!.. Наши ребята не перекрашиваются.

Самый тяжелый период для нашего батальона был тогда, когда происходило слияние первого и второго бата.

Дело в том, что сначала был сформирован 1 батальон - это те, кто вышли непосредственно с Майдана и 14 марта 2014 года подписали контракт. И потому именно этот день был выбран Днем добровольца в Украине. И создание нашего 1 батальона оперативного назначения дало старт для создания в дальнейшем НГУ.

Но после первых ротаций мы понесли существенные потери. Очень много было психологических травм. Потому что это война. Это смерти. И многие не смогли себя перебороть. Часть людей просто не смогли дальше брать в руки оружие.

- Много было таких?

- Много. Это были тяжелые времена. Карачун, например. Люди сидели без воды, с минимальным количеством боеприпасов, со своевременным обеспечением питанием были проблемы.

Ну и учтите, что в батальон пришли вчерашние бухгалтеры, токари, водители, учителя... И они, имея минимальную военную подготовку (чему там их могли успеть научить за неполный месяц?), попали в настоящий ад.

Пережить все это и остаться психически устойчивым, не растерять запал - было очень трудно. Поэтому многие и решили, что не смогут дальше воевать...

Мы побывали в аду, но ребята рвутся вперед – комбат "Майдан"

Пока первый батальон воевал, готовился второй. Сформированный из таких же майдановцев, которые посидели, подумали и подтянулись. И на каком-то этапе эти два батальона было решено объединить.

Но здесь возникли нюансы. И в одном, и в другом подразделении уже сформировались определенные традиции. Поэтому начали возникать ситуации, когда замечания люди воспринимали в штыки: типа ага, комбат меня не любит, потому что я из 2 батальона.

Окончательно же батальон объединился после января 2015 года. Общее горе очень сильно объединяет.

- Что тогда случилось?

- За неделю мы потеряли 15 человек. 5 января автобус с нашими бойцами столкнулся с КрАЗом. Тогда погибло 12 бойцов. А 9 января подразделения батальона попали в засаду. Потери были тяжелыми.

Но общее горе сделало батальон единым целым. Сцементировало в одну семью.

Ежегодно 5 января бойцы батальона посещают место ДТП, унесшего жизни 12 их побратимов

- О батальоне Кульчицкого часто говорят как об основе, на которой формировалась впоследствии Нацгвардия.

- Уточнение: мы были идеологической основой, а не военной базой.

- Хорошо, пусть так. Можете сказать, что сейчас имеете в рамках современной НГУ определенную "автономию"?

- Автономия военных подразделений - это нонсенс. Мы военная структура, а не какое-то анархическое подразделение. Есть определенные задачи. И от эффективности выполнения этих задач зависит, как будет работать весь механизм.

Наше подразделение в общей стратегии, в АТО - это просто частица. Но если она не будет функционировать, то задачи, возложенные на НГУ, на определенном участке просто не будут выполняться.

Мы побывали в аду, но ребята рвутся вперед – комбат "Майдан"

Были времена, когда от нашего батальона зависело очень многое. Например, зимой 2015-го наши действия дали возможность спасти жизни очень многим бойцам Вооруженных сил. Потому что непосредственно сопровождали, прикрывали огнем коридоры, вытаскивали ребят...

И пусть говорят, что мы - вторая линия. Но Углегорск - это вторая линия? Станица Луганская, Попасная - это вторая линия? А это все места пребывания батальона.

- Сегодня какие задачи стоят перед батальоном?

- Хорошие задачи (смеется). О многом не могу говорить. Поэтому скажу так: батальон имеет интересную структуру, которая позволяет нам выполнять задачи как на первой линии, так и на второй.

Бывали случаи, когда в районах выполнения боевых задач наши смежники, с которыми ребята пили чай, ели кашу, узнавали о том, что мы - Нацгвардия только через несколько месяцев.

Мы не анархисты. Мы - кадровое подразделение. И должны выполнять те задачи, которые перед нами ставятся.

- Бывает ли так, что в батальон приходит человек, а вы понимаете, что он не подходит?

- Такое бывает очень часто. Некоторые товарищи еще полгода назад говорили, что в наш батальон попасть труднее, чем в СБУ - высокие требования. Даже слухи гуляли о том, будто бы надо заплатить то ли 800, то ли 1000 долларов, чтобы к нам попасть. Но это не более чем слухи.

Случайные люди, конечно, бывают. И не всегда возможно их отсеять сразу. Бывает, что по всем показателям человек вроде как подходит. И в общении создается впечатление, что он может нести службу. Но во время выполнения боевых задач выясняется: не наш человек. И приходится или переводить военнослужащего в другое подразделение, или решать вопрос о его увольнении.

Мы побывали в аду, но ребята рвутся вперед – комбат "Майдан"

- В боевых подразделениях ВСУ существует определенное недовольство тем, что за последние два года существенного продвижения украинских войск в Донбассе не происходит. Какие настроения в вашем батальоне? Особенно учитывая официальный отвод подразделений НГУ с передка?

- Мотивация у ребят очень высокая. К нам часто приезжают "гости" из высшего государственного и военного руководства. И первое, о чем у них спрашивают мои ребята: "Когда вперед?!"

- И что они слышат в ответ?

- "Скоро"... Как бы то ни было, но желание у людей есть. Как есть и понимание, что мы сюда пришли для того, чтобы защищать родину. И для этого будем делать все, что нужно.

Продолжение интервью читайте здесь.

УкраинаЭксклюзивВойна на ДонбассеАТО на ДонбассеВойнаНациональная гвардияБатальон имени КульчицкогоАТОдобровольцыВиктор Толочко
Почему вы можете доверять OBOZREVATEL
Поделиться в Facebook