Франция могла нанести серию сухопутных ударов

24.8т

Сегодня – важная историческая дата, которая почти нигде не фигурирует и о ней вспоминают лишь узкие специалисты из области военной истории, а между тем она весьма поучительна и как никогда актуальна именно сейчас. 17 сентября 1939 года войска РККА перешли границу Польши и в рамках договора, подписанного месяцем раньше с Германией, совок приступил к перекройке Европы. Собственно говоря, РККА входила в свою оккупационную зону. Поскольку Вермахт уже 17 дней вел боевые действия на территории Польши, то ряд его подразделений, ведя преследование польских войск, вошли в зону оккупации совка и к этой дате находились уже на территории, отведенной его партнеру.

Казалось бы, если уже война идет, неважно с чего она началась, то победитель останавливается там, куда дошел его солдат и тогда, когда он получил на то приказ. В данном случае, так и было, но потом Вермахт под протокол сдал оккупированные его войсками территории представителям РККА. Все как положено, с соблюдением формальностей. Захваченный немцами Брест-Литовск передавался совковым военным с парадом, фуршетом и прочими приятными мелочами, которые обычно происходят между союзниками. Посему, упорство, с которым Москва пытается откинуть договорняк совка и Германии, опровергаются массой фактических обстоятельств, которые не могли иметь место при любом другом раскладе. Все это уже хорошо описано и вряд ли к этому стоит что-то добавлять. Нас интересуют уроки, которые надо было извлечь именно из этой знаменательной даты.

Постоянно обозревая польскую прессу, освещающую вопросы обороны, мы приходим к выводу о том, что именно Польша извлекла максимум уроков из осени 1939 года и сегодня имеет самую адекватную позицию, с точки зрения непомерно возросшего российского милитаризма. Самое главное, что бросается в глаза, поляки пытаются модернизировать свою армию не абы как, чтобы хвастаться какими-то новыми или необычными образцами вооружений, а делают это для усиления конкретных возможностей, для отражения агрессивных действий конкретного противника. Так не играются в политкорректность и главной угрозой военного характера называют российский реваншизм.

Отсюда и очередность постановка вопросов, по мере актуальности тех или иных проблем. Имея на своей границе два сухопутных участка границы, а именно – Калининградскую область и Беларусь, которая может использоваться в качестве плацдарма как с согласия Минска, так и без такового, поляки наращивают свои возможности в плане противотанковых средств и ПВО. Причем, поляки прекрасно понимают несопоставимость военных потенциалов двух стран и у них нет иллюзий по поводу мер коллективной безопасности в рамках НАТО. Они понимают, что в случае вооруженного конфликта, им надо как можно дольше выстоять, используя собственные силы, пока НАТО сможет развернуться и что-то сделать уже силами Альянса. Это потому, что знаменитый Сувалкинский коридор проходит по их территории.

Это понимание ситуации возникло именно в сентябре 1939 года, когда связанные союзническими обязательствами и статусом гарантов мира в Европе Англия и Франция, ограничились лишь объявлением войны Берлину, но никаких конкретных действий не предприняли. Тогда Польша пала, в частности и потому, что недостаточно точно оценила фактор помощи союзников.

Сейчас приходится читать о том, что ни Великобритания, ни Франция, объявив войну Германии, ничего не могли сделать, для помощи Польше, ибо география работала против них. На это мы возразим таким образом. К осени 1939 года Вермахт развернулся на границе с Польшей и ждал сигнала для начала наступательной операции. Уже закончилась стадия развертывания, а логистика была повернута на Восток. Об этом можно подробно почитать у Франца Гальдера, начальника генерального штаба сухопутных войск, который в своих мемуарах подробно описывал доклады всех ключевых фигур, в тот или иной промежуток времени. Структура изложения событий такова, что он брал важную дату и описывал сначала собственные впечатления, а потом то, что приносили ежедневные доклады начальников ключевых соединений и управлений. В частности, обязательно присутствуют регулярные доклады обер-квартирмейстера, соответствующего начальнику тыла. Кстати, в свое время он сам возглавлял эту службу, а потому – скрупулёзно описывал его доклады.

Так вот, Франция могла нанести серию сухопутных ударов вглубь Германии. Она имела все основания сделать это хотя бы в направлении Рейнской Демилитаризованной области, куда Гитлер ввел свои войска, в нарушение Версальского соглашения. Англия могла начать блокаду Германии, в том числе – начать рушить морские коммуникации в Швецию. Мало того, обе страны имели авиацию, которая могла отбомбиться по ключевым военным объектам Германии. Но никто и ничего не сделал именно тогда, когда надо было предпринимать решительные меры, дабы задавить ситуацию в самом начале. Все это пришлось делать позже, но Вермахт уже развернулся на Запад, и мы знаем, чем все закончилось, в частности – для Франции.

Посему, далее мы приведем несколько так и не извлеченных уроков из этого дня 1939 года разными странами.

(продолжение следует)

Читайте все новости по теме "Вторая мировая война" на Обозревателе.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель Блоги" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости