19 сентября • обновлено в 09:56
Главная Блоги

/ Блоги - Новости расследований

Болеть за культуру

25.1т

В конфликте вокруг здания на улице Рейтарской, 8Б, столкнулись права собственников, благие намерения и хитрость арендаторов, призвавших на помощь добро с кулаками в лице футбольных болельщиков и ультраправых организаций

"Частная собственность – просто еще одно обличье демократии", - считал английский писатель и мыслитель Честертон. Украина, как известно, еще очень молодая демократия. И поэтому у нас частная собственность – это зона уязвимости и потенциальный объект чьих-то притязаний. И законному праву собственника нередко противостоит сила улицы и политическая конъюнктура.

ПРЕДИСТОРИЯ КОНФЛИКТА

Галерея "Дукат" известного арт-дилера и антиквара Леонида Комского, художественный центр "Локация" и арт-пространство в бывшей галерее Educatorium с 2016 года арендуют первый этаж и часть помещений на втором и третьем этажах в доме на Рейтарской, 8Б. Совладелица компании "Георгиевский резиденс", которой принадлежит здание, Оксана Гуляева сдала эти помещения Комскому по 75 гривен за квадратный метр. Эта цена в 5-6 раз ниже рыночной стоимости аренды недвижимости в историческом центре Киева.

Назначив символическую арендную плату, Гуляева выступила меценатом для трех культурных инициатив. По словам владелицы здания, она согласовала льготную ставку оплаты, поскольку проекты на втором и третьем этажах позиционировались Комским как социальные и неприбыльные. "В результате выяснилось, что это творческие бизнесы, которые являлись субарендаторами Леонида. По словам представителей проектов, они ему платили от 150 до 300 гривен за квадратный метр", - цитирует Оксану Гуляеву интернет-издание LB.ua. Не предусмотренную собственниками "прибыль" в 75-225 гривен на одном метре "зарабатывал" арендатор – Леонид Комский.

Финалом конфликта между собственниками и арендатором, а также субарендаторами (само наличие которых не предусматривалось договором) стал захват здания людьми, возглавляемыми экс-начальником штаба гражданского корпуса "Азов" и одним из лидеров "ультрас" киевского "Динамо" Назарием Кравченко. Захватившие здание активисты объявили здание "сквотом", а себя – "сквоттерами".

Следующим шагом "сквоттеров" и поддержавшего их Леонида Комского стало обнародование родственных связей собственников дома на Рейтарской (Оксана Гуляева – сестра народного депутата Олеся Довгого). Расчет был очевиден – известные имена должны оправдать присутствие в здании людей, не имеющих даже формальных оснований там находиться. Ожидания не оправдались: "сквоттеров" поддержали люди с неоднозначной репутацией.

Защитником "сквоттеров" стал писатель с криминальным прошлым Владимир Нестеренко (Шамрай), известный не столько своими произведениями, сколько тем, что в состоянии алкогольного опьянения напал с ножом на охранника на мероприятии российского художника Павленского в Одессе, после чего был объявлен в розыск. Защитниками искусства рангом поменьше стали Алексей Ковжун, еще один политтехнолог и счастливый обладатель "нескольких изданий" сатаниста Алистера Кроули.

В то же время ряд известных людей, например, Максим Бахматов, Глеб Буряк, Тон Травкин, Сергей Дидковский, Ирина Лерман, Сергей Романенко, Арсен Тышкевич, Ростислав Кравец, высказались против самоуправства и захвата собственности.

УДАР ПО ХУДОЖНИКАМ

Ситуация нанесла удар по развитию меценатства как социального феномена. Не секрет, что современное искусство в Украине на протяжении всей истории независимости развивалось исключительно благодаря финансовой поддержке меценатов. Крупные бизнесмены поддерживают молодых художников, финансируют организацию выставок, вкладывают средства в продвижение украинского арта на Западе.

Любой галерист в таком процессе выступает как посредник между миром искусства и бизнеса. Пока арт-менеджер занимается своими прямыми обязанностями, в выигрыше остаются все. Как только меркантильный интерес побеждает, конструкция "меценат-галерист-художники" рушится.

"Человек, кусающий руку, которая его кормит, обычно лижет сапог, который его пинает". Боимся ошибиться, но, похоже, что слова американского философа Эрика Хоффера как нельзя лучше иллюстрируют отношения в тандеме Комский-Кравченко. Владелец галереи "Дукат" пошел войной на меценатов, помогавших ему развивать арт-проекты. Примечательно, что манипулировал Комский не только в отношениях с "плохой и богатой" Гуляевой, благодаря которой, собственно, два года и существовал "арткластер", но и у "хороших и бедных" субарендаторов-художников, с которых он собирал плату за аренду, в 2-3 раза превышающую ставку собственников.

Спровоцированный Комским захват здания на Рейтарской – еще одна мина, заложенная под институт меценатства в Украине. Владелец "Дуката" стал автором очень опасной модели поведения арт-дилеров Украины, нанеся в первую очередь удар даже не по ним, а по сообществу художников. Для всех действующих и потенциальных меценатов захват здания на Рейтарской – крайне неприятный сигнал. Любой из бизнесменов может спросить себя: "Зачем поддерживать художников, когда в любой момент у меня могут украсть деньги или имущество?".

Речь здесь именно о силовом захвате, прикрываемым модным словом "сквот". Сквотирование – практика, когда художники, как правило левого, анархистского мировоззрения занимают нежилые, заброшенные здания с размытой собственностью, восстанавливают их и создают там свое искусство. Строение на Рейтарской, 8Б, имеет конкретных собственников, которые не скрывают своих намерений провести в нем серьезный ремонт. Оно отнюдь не бесхозное, не разрушающееся. Да и люди, занявшие в нем помещение, далеки от левых идей о равенстве и братстве. Происходящее гораздо более точнее характеризует другое слово: рейдерство. Сквот здесь ни причем.

ЦЕНЗУРА ИСКУССТВА ОТ УЛЬТРАПРАВЫХ

Дом на Рейтарской заняли представители ультраправого движения во главе с Назарием Кравченко, ангажированные потенциальным выгодоприобретателем здания - Комским. Выход на сцену сторонников правых идей в роли защитников искусства можно было бы оценить как лучшую комическую антрепризу года. Если бы все это происходило в рамках авангардного спектакля, а не в реальности. Ни для кого не секрет, что погромы арт-мероприятий – это одно из стандартных лекал в деятельности подобных группировок. Ультраправые уничтожают выставки художников, срывают концерты, конференции и кинопоказы, посвященные расширению понимания прав человека, вопросам гендера. Например, в 2017 году группа националистов из 15 человек разгромили выставку Давида Чичкана "Потерянная возможность". В марте этого года около 50 человек ворвались на выставку в кластере IZONE, открытую в рамках фестиваля документального кино о правах человека Docudays UA.

А вот искусство в доме на Рейтарской радикалы неожиданно решили защитить. Неужели мы имеем дело со случаем массового прозрения и перерождения? Вряд ли. Полагаем, что если провести опрос среди находящихся сегодня в здании людей в спортивных костюмах, и попросить их назвать ну хотя бы 20 имен художников, то мероприятие может затянуться на несколько суток, и респондентам вряд ли удастся коллегиально выйти за пределы пятерки.

Что сделал Леонид Комский, втянув представителей ультраправого движения в свое противостояние с законными владельцами здания? Он впустил "уличных силовиков" на территорию искусства и по сути выдал им мандат на его цензурирование: не нравится – сорвут выставку или культурный ивент. Разъяснят, какое искусство правильное, а какое – нет. И в такой ситуации может теперь оказаться любой неугодный Комскому художник, галерист или меценат.

ПРЕДАТЕЛИ, КОТОРЫЕ ТРЕБУЮТ ДОКУМЕНТЫ, УМИРАЮТ ПЕРВЫМИ, ИЛИ КАК ПРАВИЛЬНО СПЕКУЛИРОВАТЬ НА ИМЕНИ КАТЕРИНЫ ГАНДЗЮК

Какой мотив участия во всей этой истории для Назария Кравченко? Ответ на вопрос можно найти в недавнем интервью, в котором он создает себе образ главного защитника исторической части Киева: "Если нам удастся победить здесь, это будет первый принципиальный случай, когда общественность добьется успеха именно в центре города", - заявил он InшийKyiv.

Г-н Кравченко, судя по этому ответу, даже не представляет о существовании настоящих, а не "зарплатных", активистов-защитников города. Которые задолго до того, как он стал силовым помощником Комского, отстояли Пейзажную аллею, Гостиный двор, вернули в муниципальную собственность участок на Михайловской ( теперь это Сквер Небесной сотни ), предотвратили строительство девятиэтажного жилого комплекса на Олеся Гончара. Разве это не убедительные победы общественных активистов Игоря Луценко, Марины Соловьевой, Жени Кулебы и других? Г-н Кравченко, если использовать его лексику, явно "не в теме".

Зато, похоже, хорошо ориентируется на рынке платных публикаций в СМИ – "джинсы". Так, 23 ноября на одном из сайтов, специализирующихся на сливе компромата, появилась статья о "первом громком успехе активистов по защите исторического Киева". Текст наполнен цитатами г-на Кравченко, например, о том, что появление его группы в здании – это "итальянский протест", а также красноречивые пояснения автора – "активисты сообщили владельцам и охране здания, что берут его под свой контроль".

Точки над "i" в вопросе истинных мотивов "защитников арендаторов" расставил недавний инцидент с владелицей кафе "Hidden", открытом в здании. Которую активисты попросту вышвырнули из здания как "предательницу", обвинив в том, что у нее "кофе невкусный" и она "торгует алкоголем". Причиной нападения на кафе стала просьба Храпатиной к Леониду Комскому показать ей какие-либо документы, подтверждающие его право предоставлять ей "аренду".

"Мне было сказано, что у меня есть сутки, чтобы отсюда убраться. Леонид Комский и его "комендант" Назарий Кравченко меня посадили за стол и сказали: сейчас пять часов вечера, завтра в пять чтобы тебя здесь не было. Иначе мы тебе объявляем войну. Хотя договор об аренде они со мной не разрывали, Кравченко мне заявил, что ему абсолютно все равно, законно это или нет. И если я не соберу вещи, они будут выкинуты из окна. Назарий сказал, что будет мне мстить и фактически угрожал физической расправой", - рассказала Храпатина.

Сказанное собственницей "Hidden" крайне важно, потому что является свидетельством незаинтересованного лица. От слов отважные болельщики перешли к делу, и начали выламывать дверь в кафе. Храпатина вызвала полицию.

И здесь начинается самое интересное. Как оказалось, полицию вызвал также и Кравченко. Но не только ее, но – известных журналистов и ЛОМов. Которым ситуация была подана в виде двух взаимоисключающий, но вполне "хайповых" (недаром два технолога среди "Рейтарскої спільноти") сценария: "полиция "проверяет" инициативу "Кто заказал Катю Гандзюк", располагавшуюся в здании", и "происходит рейдерский захват здания, которое охраняют активисты".

Журналисты и ЛОМынаживку заглотили. Приехавший вместе с полицией адвокат Маси Найем вместе с активистами "Рейтарскьої спільноти" участвовал в "допросе" владелицы кафе. А руководитель программы "Схемы" Наталья Седлецкая внимательно слушала активистов. И Найем, и Седлецкая написали посты о "защитниках сквота", однако затем разобрались в ситуации, и от дальнейшей поддержке отказались. Найем сделал это изящно, опубликовав заметку "Украинской правды", где разъяснялось, что полиция не приезжала проверять инициативу "Кто заказал Гандзюк". А Седлецкая просто ничего не ответила Оксане Гуляевой на ее развёрнутый комментарий под постом журналистки.

Во время инцидента на видео были зафиксированы угрозы и оскорбления от мужественных активистов в адрес Харпатиной ("Маша, предатели умирают первыми") и Гуляевой, находящейся на тот момент на последнем сроке беременности.

Это очевидное стремление находящихся в здании активистов заручиться поддержкой авторитетных фигур любыми методами, и падение, с каждым новым таким действием, все ниже и ниже, было высмеяно в соцсетях в пародийном видео, посвященном Назарию Кравченко.

У КОГО В СТРАНЕ МОНОПОЛИЯ НА НАСИЛИЕ

Втягивание в конфликт праворадикалов – не только угроза для искусства. Но и очередной демонстративный плевок на право государства законно применять силу против нарушителей правопорядка. Немецкий философ и социолог Макс Вебер назвал монополию государства на насилие специфической функцией, которую не могут нести какие-либо парамилитарные организации. Но в нынешний период истории Украины, как говорится, возможны варианты.

"Фактически в Украине царит безнаказанность, и возникает опасность того, что подобные группы, имеющие оружие, могут взять на себя часть выполнения функций государства, фактически узурпировать право на насилие, которое мы согласились отдать государству. Мы не говорим о том, что не должно быть правой или патриотической части гражданского общества, но они обязаны действовать в правовом поле цивилизованной дискуссии, а не насилия", - заявила в интервью DeutscheWelle Орыся Луцевич, один из авторов аналитического доклада "Гражданское общество под российской угрозой: формирование устойчивости в Украине, Беларуси и Молдове". Наш случай красноречиво иллюстрирует выводы Луцевич.

Так что же все-таки происходит на Рейтарской? На эту ситуацию нужно смотреть шире, ведь это не проблема конкретного дома и конкретных собственников. Это проблема абсолютно любого человека, владеющего собственностью в Украине. По сути события на Рейтарской - это миниатюрный тест на готовность общества принять факт безапелляционного отъема собственности по "праву меча". Большевистской экспроприации. Только та проводилась в пользу "государства и народа", а в варианте Комского – в его личную пользу. Если эксперимент удастся, кейс можно оформлять и предлагать потенциальным клиентам.

Ведь предъявить претензии жертве - вопрос техники. Подобные эксперименты проводили в нацистской Германии в 30-х годах, постепенно отжимая бизнес, ценности и гражданские права у евреев. Так что господа художники, наивно бросившиеся на защиту аферы Комского, да и сам Комский – лишь удобный ситуативный союзник для людей, которые вполне "могут повторить", и уже завтра союзник превратится для них в закуску.

Подпишись на наш Telegram. Присылаем лишь "горящие" новости!

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

1
Комментарии
3
0
Смешно
0
Интересно
3
Печально
2
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы
Стребков Игорь
Стребков Игорь
А сколько сейчас платит Довгий за вот такие заказные статьи? Если цена приемлемая - я тоже напишу ещё и не то. Кстати кофе у Харпатиной действительно был гавно, но я его не пил потому что она там вообще наливайку устроила... А видомого письменника - не трожь.
Показать комментарий полностью

Блоги / мнения

ads pixel