УкрРус

Дансер: На Донбассе есть совершенно отбитые люди

13.4тЧитати українською

О своем мнении насчет последних поступков Надежды Савченко, том сможет ли Украина вернуть аннексированный Крым, особой категории людей на оккупированном Донбассе - об этом и многом другом читайте во второй части интервью "Обозревателя" с участником АТО, сотрудником Нацполиции Василием Коряком "Дансером".

В первой части интервью "Дансер" рассказал о том, почему Украина не сможет одолеть Россию в честной схватке, настроениях сотрудников Нацполиции после трудной осени и незаметном наступлении Вооруженных сил Украины на Донбассе.

- В марте 2016 ты опубликовал еще один вирусный пост, в котором потребовал у властей не устраивать вокруг тебя цирк, если вдруг попадешь в плен. Довольно прозрачный намек на Савченко, которую сейчас некоторые обвиняют в госизмене. Уже тогда было к ней неоднозначное отношение?

- Опять же, лично я с ней не знаком, но, когда у нас сотни людей находятся в плену, а лишь одна из них не слазит с экрана, то что-то здесь неправильно. Я вообще не понимаю, что это за человек и что она сейчас делает в Киеве.

- Можно ли считать ее самовольные встречи с главарями боевиков изменой Родине? Или же это те меры, на которые действительно нужно идти, чтобы освободить наших пленных?

- Обменом пленных занимаются квалифицированные люди, а даже если кто-то считает их недостаточно квалифицированными, то простите, но других у нас нет. Мы либо доверяем им как врачам. Или же вообще не лезем. Потому что когда кто-то решает для себя: "Пойду я сейчас с боевиками договорюсь, "порешаю" и кого-нибудь поменяю", то это контрпродуктивно и не вкладывается в общую картину игры.

- Давай представим, что завтра война заканчивается нашей победой. Как поступать Украине с делать с тем населением на оккупированных территориях, которое, возможно, воевало против нас?

- В истории же было много таких радикальных конфликтов, в которых люди замиривались и потом как-то существовали, пусть и недолюбливая друг друга. Больше того, но уже двадцать лет назад мы нормально общались с немцами, хотя прошло всего 50 лет, а война там была намного более жестокая.

- Да, но немцы все-таки не были нашими соотечественниками...

- Тоже правда. Как с ними жить… Не знаю, больше того, в зоне АТО мы невольно общались с местными в магазинах, на почте, когда посылки забирали, то это тихий ужас и мрак. Там конечно есть люди, которые за Украину, говорившие нам: "Мы тут не громко, но поддерживаем Украину, потому что понимаем, чем дело пахнет", а есть совершенно отбитые люди, с которыми доходило до смешного.

Одной бабушке в огород прилетела противотанковая ракета. Это боевики стреляли по нашим войскам, но прилетело к ней. А специфика таких ракет в том, что сзади нее разматывается проволочка до места пуска и понять, откуда она прилетела, совсем нетрудно.

И вот мы спрашиваем у старушки: "Бабуля, кто стрелял?". Она отвечает: "Укропы!". Мы ей в ответ: "Бабушка, так там ведь не укропы. Там сепары, проволочка туда уходит. На кустике висит, ее же видно…". "Нет", - говорит. - "Это НАТОвская ракета, которая из-за угла летает".

- И как же тогда достучаться до таких?

- Наверное, нужно вести комплексную работу, говорить с людьми, обсуждать с ними эти проблемы. Особенное внимание уделять детям, потому что со взрослыми очень трудно.

Я помню, что Тука писал когда-то, что они решили взять какое-то количество детей из местных районов и отправить их отдыхать куда-то на Западную Украину. В первый раз люди очень боялись, но кое-как детей все же удалось набрать. Все прошло здорово, дети приехали отдохнувшими, с массой впечатлений. В следующий раз, когда они собирались делать следующий рейс, то желающих было уже намного больше.

Это такой локальный пример, как правильно вести информационную кампанию среди местного населения.

- Все равно это напоминает борьбу с ветряными мельницами. Потому что местные продолжают смотреть российское телевидение, которое оказывает на людей совершенно жуткий эффект.

- Да, их ТВ очень сильно работает. Однажды, еще на "гражданке", я заболел и несколько дней валялся в постели. Лежу, болею, скучно, интернета нет, а телевизор показывает только два канала. Посмотрел я пару дней российские новости и сам начал задумываться: "Может, все не так?" (со смехом). В общем, пробрало, умеют там до мозгов достучаться.

- Хорошо, с жителями Донбасса более-менее понятно. А Крым? Как относиться к людям, которые добровольно приняли российское гражданство?

- Для меня там есть самые нехорошие люди – это те, которые воевали против нас с оружием в руках. С такими должны разбираться правоохранительные органы. Есть категория крымчан, которые жгли паспорта, делая себе российские справки. С ними тоже, по-моему, не о чем говорить. Но есть ведь и те, кто участвовал в этом процессе пассивно. Не знаю как их отсеивать, это уже не моя работа.

- А ты как считаешь, реально вернуть Крым? Военным ли путем или дилпоматическим?

- Военным путем вернуть Крым будет очень тяжело. Если посмотреть на карту, то попасть на полуостров можно лишь через один перешеек, который без проблем удерживается небольшими силами. Потому что картинки с участием воздушного десанта выглядят очень романтично и красиво, однако основой для любой наступательной операции являются силы сухопутных войск.

То есть должны прийти уставшие пехотинцы, докурить и начать рыть окопы. Только тогда территория считается захваченной. К тому же, судя по новостям, Россия сконцентрировала там столько своих войск, что попытка отбить полуостров закончится очень жесткой мясорубкой. Поэтому дай Бог мудрости нашим руководителям, чтобы получилось вернуть полуостров политическими методами.

Я очень любил Крым до этих событий. Мы ездили туда с женой и детьми, объехали кучу мест на машине. Но сейчас я бы туда не приехал. Даже если бы кто-то волшебной палочкой помахал, и он вдруг стал нашим по-настоящему.

Как сообщал "Обозреватель", российский оппозиционер Алексей Навальный рассказал, что ждет Крым в случае его победы на выборах в России.

Наши блоги