УкрРус

Сила и слабость российских спецслужб

10.6т

В результате продолжающихся шпионских страстей вокруг выборов в США у многих сложилось впечатление, что российские спецслужбы действуют на высочайшем профессиональном уровне и в принципе непобедимы. Однако наряду с "победами" у Москвы в последние годы наблюдается ряд крупнейших внешнеполитических провалов, - пишет Ксения Кириллова на LB.ua.

Недавно в американском медаипространстве всплыла архивная статья от 1988 года о визите Дональда Трампа в Советский Союз в 1987 году. В соответствии с материалами статьи, данный визит организовал лично посол СССР в США Юрий Дубинин и ВАО "Интурист", а в ходе самой поездки он встретился с высокопоставленными членами Полютбюро, несмотря на то, что в то время в России в полную меру действовала советская система, и ни одна подобная встреча не могла состояться без санкции КГБ

"Получается, что "наши товарищи" плотно "ведут" Трампа вот уже более тридцати лет, и папка компромата, имеющаяся у них на него, наверняка содержит много много томов", – прокомментировал ситуацию российский оппозиционный политик, лидер партии "Демократический выбор" Владимир Милов. Он напомнил, что на тот момент Трамп был женат на женщине из Чехословакии, владевшей русским языком, что тоже создает благоприятные условия для вербовки.

На самом деле, откровенное, вопреки заключениям всех служб американской разведки и контрразведки, выгораживание Трампом Владимира Путина и его восхваление даже в моменты жесточайшего противостояния России и США порождают все больше подозрений насчет мотивов избранного президента. Складывается впечатление, что Дональд Трамп просто боится совершить малейший шаг вопреки интересам Кремля. Так, в самый канун Нового года он вновь заявил журналистам, что Россия не виновата в хакерских атаках

"Это может быть кто-то другой. Также мне известно то, чего не знают другие люди, так что мы не можем быть уверены", - заявил Трамп. Напомним, что это произошло уже после того, как не только ЦРУ, но также ФБР, Министерство внутренней безопасности США и Офис директора национальной разведки подтвердили участие России во вмешательстве в выборы в пользу Дональда Трампа.

Как бы то ни было, но очевиден один факт: Москва проталкивала на пост президента США лояльного к ней кандидата и пока каждый поступок и высказывание Трампа доказывает, что Кремль не обманулся в своих ожиданиях. И, независимо от мотивов избранного президента США, очевидно, что операция Кремля увенчалась успехом. Российские спецслужбы действительно удачно сыграли на реальных и мнимых противоречиях американского общества, немало поспособствовав избранию в качестве главы самого ненавидимого ими государства "своего человека".

В результате продолжающихся страстей вокруг американских выборов у многих сложилось впечатление, что российские спецслужбы действуют на высочайшем профессиональном уровне, знают чужие страны лучше, чем профессиональные политологи этих стран, и в принципе непобедимы. Однако, на мой взгляд, ситуация не такая критическая, как может показаться на первый взгляд. Наряду с "победами" у Москвы в последние годы наблюдается ряд крупнейших внешнеполитических провалов, самыми яркими из которых стал крах авантюры с "Новороссией", а также скандал вокруг неудавшегося переворота в Черногории.

Ниже я постараюсь поразмышлять на тему того, чем объясняется успех России в отношении "главного противника" и как он сочетается с неудачами на других направлениях.

Во-первых, на мой взгляд, одним из главных слабых мест российских спецслужб является отсутствие долгосрочной и тонкой стратегии в отношении каждой отдельной страны, где они пытаются орудовать. Российская разведка (назовем ее условно "КГБ", поскольку сюда входят действия и ГРУ, и СВР, и даже ФСБ) действительно преуспела в дестабилизации, дезинформации и вербовке, однако действует во всех странах примерно по одному и тому же сценарию, уже отработанному шаблону, у которого есть свои сильные и слабые стороны.

1. Вербовка. Следует отдать должное "КГБ", они действительно сильны в рекрутинге западных политиков. Сюда входят и бизнес-интересы, и откровенный подкуп, и разного рода компромат, и особенно коррупционная составляющая. Коррупция – это, в основном, и есть те самые сосуды, по которым российское влияние перетекает из страны в страну, особенно на постсоветском пространстве.

2. Игра на всех имеющихся в обществе противоречиях и раздувание их до колоссальных масштабов. Я уже отмечала, что основные методы "КГБ" – это использование любого компромата, любой ссоры, человеческой слабости, симпатий и антипатий, ненависти, предрассудков, страхов и так далее. Сюда входят и многочисленные штампы, навешивание ярлыков, демонизация определенных групп людей, ломка идентификаций, создание фальшивых шаблонов и клише, которые не дают людям воспринимать друг друга объективно. В результате даже самые незначительные противоречия воспринимаются, как непреодолимые, а вполне естественные трудности предстают в виде катастрофы. Искажение реальности и втягивание различных политических и социальных сил в войну всех против всех – это излюбленный метод дестабилизации, применяемый КГБ с незапамятных времен. При этом Москва не гнушается одновременной поддержкой радикальных и сепаратистских течений самых разных идеологий: "левых", "правых", националистов всех мастей и т.д.

3. Для реализации первых двух методов используются уже известные нам "активные мероприятия": ложь, пропаганда, хакерские взломы и фальшивые новости, которые в ряде случаев тоже могут использоваться в качестве подспорья к хакерским взломам, обнародование компромата, армии троллей, призванные создать иллюзорную картину общественного мнения и многое другое. Именно эти меры привлекают в ряды сторонников России многочисленных "полезных идиотов" – потребителей российской пропаганды.

4. Ставка на криминалитет как основную движущую силу в случае, если дестабилизация переходит в "горячую фазу" (как это было при подготовке оккупации Донбасса или переворота в Черногории).

5. Активная религиозная пропаганда, точнее, пропаганда идеологии под видом религии, при которой преступления Кремля прикрываются "христианскими ценностями", а сама Россия провозглашается главным их защитником. Данная пропаганда умело используется и без формальной привязки к России, когда пророссийский кандидат объявляет себя "проводником" интересов многочисленных церквей, даже если его поведение и взгляды ничего общего не имеют с христианством.

При этом собственно шпионажу (краже государственных секретов, военных и промышленных технологий и прочему в этом духе) отводится далеко не самое значительное место, и потому провалы своих шпионов Россия переживает зачастую менее болезненно, чем западные разведки.

Такой же шаблон, собственно, применялся ими и в США. Но здесь он сработал неожиданно эффективно, возможно, даже вопреки ожиданиям самой Москвы. Однако в данном случае результат зависел не столько от профессионализма россиян, сколько от стечения множества роковых факторов, безусловно, сыгравших на руку Кремлю.

Во-первых, как уже много раз отмечалось, это реальные экономические проблемы американской глубинки, связанные с технологической революцией, в сочетании с провальной социальной политикой Демократической партии, в результате чего у жителей многих американских штатов создалось ощущение постоянного ухудшения своего положения, прочно привязанное к демократам. Сюда же можно добавить чрезмерную "зарегулированность" бизнеса, и другие чисто экономические причины.

Во-вторых, радикальная республиканская пропаганда уже сделала за россиян большую часть работы, и они лишь воспользовались уже имеющимися ее плодами. Сюда входит демонизация противника, доходящая до совершенно иррациональной ненависти; искусственное создание экстремальных условий, при которых существующие проблемы страны возводятся в ранг катастрофических, и искаженное представление о политических противниках как о "шумных хипстерах", "социалистах", не патриотах и вообще людях слабых и не умных, а порой еще и "проплаченных". Как мы видим, эти методы поразительно напоминают российскую пропаганду, и во многом работают с ней в унисон.

Сейчас особенно очевидно как многие республиканцы, охваченные лишь ослепляющей ненавистью к своим оппонентам и партийными интересами, в принципе отказываются воспринимать существующую реальность. К примеру, даже на фоне того, как Барак Обама фактически разрушил основы российской разведки в США, выслав огромное количество шпионов и закрыв два крупнейших развед-центра, республиканцы продолжают припоминать ему попытки "перезагрузки" восьмилетней давности - когда поведение России на международной арене было далеко не так опасно, как сегодня. При этом, воюя с ветряными мельницами прошлого, они предпочитают демонстративно не замечать откровенно пропутинской позиции Трампа. Хотя страшно представить, какова была их реакция, если бы действующий президент США позволил себе хотя бы сотую часть подобных Трампу высказываний в адрес Путина.

В-третьих, сами демократы продемонстрировали свою слабость в противостоянии российской пропаганде, и к тому же действительно оказались далеки от интересов большого числа американцев. Основную свою риторику они сосредоточили, по большей части, на защите меньшинств и "обеспечении разнообразия" (хотя при подлинно равном отношении к работникам и верховенстве профессионализма разнообразие обеспечивается автоматически), проигнорировав экономические проблемы и ожидания американского "среднего класса", а точнее, вспомнив о нем слишком поздно.

И даже сейчас критика Трампа у многих демократов продолжается лишь в русле бесконечной предвыборной борьбы, сочетаясь то с призывами пересмотреть результаты выборов (шаг, на который республиканское большинство в Конгрессе никогда не решится), то с рассуждениями о том, как они выиграли бы эти самые выборы. Подобная риторика лишь способствует тому, что избранный президент сводит любые упреки в свой адрес лишь к "недовольству проигравших". Очевидно, что такая политика идет только во вред американским спецслужбам, которые изо всех сил пытаются доказать, что речь идет в первую очередь о национальной безопасности, а не партийных разбирательствах.

В-четвертых, российская пропаганда умело сыграла на традиционном для демократических обществ критическом отношении к своему государству и правительственным СМИ, в данном случае еще и усиленном со стороны республиканцев. Погоня многих либеральных СМИ за скандалом лишь способствовала как росту популярности Трампа, так и распространению кремлевской лжи, а открытость демократического общества и подлинная свобода слова привели к тому, что никакой законодательной возможности ограничить эти процессы попросту не было.

Однако очевидно, что ни один из этих факторов не был создан благодаря "КГБ". Российские спецслужбы лишь воспользовались всем перечисленным в своих интересах, однако сами привнесли в политическое пространство США мало что нового, кроме уже описанного шаблона. Однако у традиционной схемы "КГБ" есть и свои слабые места, которые уже дали о себе знать в ряде стран и, хочется надеяться, особенно проявятся в будущем.

1. Блестяще видя существующие в обществе противоречия и "поднаторев" на дестабилизации, внесении раздоров и распространении лжи, "КГБ" традиционно слаб в оценке общей картины, касающейся менталитета народа и его роли в происходящих процессах. Именно ошибочная оценка настроения украинцев подтолкнула Путина к безумному плану захвата "Новороссии", который в итоге потерпел крах. "КГБ" не смог просчитать ни патриотический подъем украинского народа, ни реакцию Запада.

Отрицание за народом субъектности как таковой, и непонимание происходящих в обществе процессов приводит к тому, что по ряду вопросов Кремль пребывает в плену собственной иллюзорной реальности, и требует невозможного, к примеру, контроля над бывшими постсоветскими республиками. Однако если даже предположить, что Путин мог бы обеспечить контроль над Украиной с помощью умело и тонко проводимой политики "мягкой силы" даже после Майдана, то своей войной он оттолкнул от себя украинцев на много десятилетий, если не столетий вперед. Я уже отмечала, что никто даже при всем желании не сможет дать Путину того, чего не имеет сам, и на данный момент ни одна западная страна не может заставить украинцев, жителей Польши, стран Балтии или государств Южного Кавказа полюбить Россию.

2. Зачастую веря в собственную пропаганду, Кремль действует довольно грубо, и начинает требовать со своих союзников слишком многого, что способно испортить отношения даже с самыми близкими к России странами. Яркими примерами такого являются Беларусь и Сербия.

3. Россия действует слишком топорно, и, в отличие от советского времени, сейчас ее вмешательство в дела других стран видно даже невооруженным глазом. Сколько бы российские пропагандисты и их многочисленные тролли ни твердили, что "российских войск в Украине нет", их наличие там не ставится под сомнение ни одним серьезным специалистом и ни одной западной разведкой. Недавнее вмешательство в американские выборы тоже произошло столь явно, а поддержка Трампа со стороны Москвы была настолько публичной, что никто из людей, действительно желающих объективно разобраться в ситуации, не мог этого не заметить.

"Скорее, в случае с Америкой российским спецслужбам просто повезло, но я не назвал бы их операцию действительно профессиональной. Они полностью "засветились" в ней, а это как раз означает вопиющий непрофессионализм. В результате больше им никогда уже не позволят сделать ничего подобного", – прокомментировал ситуацию LB.ua Владимир Милов.

Не менее скандальная "засветка" ожидала "КГБ" и в Черногории – с той лишь разницей, что, в отличие от США, здесь операция по приведению к власти своих людей у Кремля полностью провалилась. Мало того, что прокуратура Черногории прямо обвинила Россию в организации вооруженного переворота, – связи российских властей и "черногорских террористов" оказалось возможным проследить даже по открытым источникам или путем бесед с людьми, раньше общавшихся с сербскими радикалами. Так, сербский политолог Венцислав Буйич предоставил видеозапись, на которой главный подозреваемый в подготовке терактов Александр Синджелич хвастается своими связями с Минобороны России и выполнении их заданий при аннексии Крыма.

Но и этого оказалось мало – вскоре нашлись фотографии главы российского МИДа Сергея Лаврова с лидерами радикальной общественной организации "Заветници" ("Заветники"), тесно связанной с лицами, обвиняемыми в организации черногорского переворота.

Более того, один из "черногорских террористов" Неманя Ристич тоже засветился на фото вместе с Лавровым. Но ранее еще не публиковалось совместное фото Ристича с атташе по вопросам обороны российского посольства в Белграде, полковником Андреем Киндяковым. По словам Венцислава Буйича, неудавшийся террорист и российский военный атташе поддерживают весьма тесные отношения.

Репрессии внутри самой России, к слову, тоже позволяют на расстоянии определить основные объекты интереса российских спецслужб, которыми все чаще оказываются не представляющие никакой опасности для государства. Однако это скорее представляет интерес для западных разведок, нежели контрразведок.

Пока, к сожалению, разоблачения агрессивного вмешательства в Москвы в дела других государств не приносят практической пользы, поскольку Запад в силу своей слабости и разобщенности не способен ответить даже на столь явную агрессию. Однако в случае, если рано или поздно появятся лидеры, способные дать отпор кремлевским "активным мероприятиям", а зачастую и просто военным преступлениям, список доказательств "КГБшных" выходок у них будет практически исчерпывающим.

4. "КГБ" преуспел в вербовке западных политиков и создании своих сетей влияния во многих странах на разных уровнях, но большинство из его агентов влияния были завербованы на финансовой основе или компромате, проще говоря, речь идет о не самых лучших людях европейских стран. Те же, кого Кремль привлекает "на идейной основе", в основном состоят из вчерашних уголовников, радикальных националистов или коммунистов и прочих малопривлекательных личностей. Однако интеллектуалов, честных и принципиальных людей и думающих патриотов кремлевские методы, напротив, отталкивают. Трудно представить, чтобы современные российские спецслужбы смогли завербовать на идейной основе квалифицированного специалиста или политика, обладающего хоть какими-то моральными устоями.

Потребители российской пропаганды тоже чаще всего не отличаются высоким интеллектом. При всей своей навязчивости, российские тролли, к примеру, работают весьма топорно, а их методички уже давно опубликованы на всеобщее обозрение. Фальшивки вроде вбросов про "украинских диверсантов" тоже сделаны настолько непрофессионально, что их совсем несложно опровергнуть. А это значит, лучшие люди и Запада, и постсоветского пространства были и остаются в оппозиции Кремлю. Да, на данный момент у этих людей не хватает сил для защиты своих стран, но количество таких людей не так уж и мало, и их нельзя сбрасывать со счетов.

5. Россия до сих пор, как и на момент начала русско-украинской войны, не может предложить никакой привлекательной модели развития и желаемого будущего, а ее экономика продолжает разрушаться. Более того, у Путина, как уже говорилось, отсутствует стратегия, и существует лишь краткосрочная тактика в его борьбе с Западом.

Все эти факторы позволяют надеяться, что в исторической перспективе "КГБ" проиграет так же, как уже проиграл в Первую Холодную войну. Главной проблемой остается лишь то, что до момента этого поражения Россия может нанести (и уже наносит) непоправимый вред. Часть последствий этого вреда, возможно, растянется на десятилетия, а загубленные человеческие жизни уже невозможно будет вернуть никакими усилиями.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Наши блоги