Если бы эта история случилась в старые добрые времена, она непременно стала бы сюжетом для шекспировской трагедии о гендере, обществе, месте профессии в жизни человека и вообще. Мали ли что можно накопать в простом посте украинской журналистки о недопустимости вмешательства дел семейных в публичную плоскость.

На самом деле тема не такая простая, как может показаться на первый взгляд, - пишет Лариса Волошина для Деловой столицы. - Давайте разберемся. В тот момент когда эксперт комментирует импичмент южнокорейского президента, в кадр врываются двое очаровательных детей. Серьезная политическая дискуссия тут же превращается в мимишное ути-пути. Какая там Южная Корея? Кому есть дело до их резидента? Посмотрите, какая прелесть! Публика распространяет видео сотнями тысяч. Просмотры достигают десятков миллионов. В чем мораль?

В том, что если бы не забавные карапузы в кадре и их суетливая мама, вряд ли бы комментарий эксперта о ситуации в Южной Корее имел бы такой успех. Людей по-прежнему больше интересуют дети и котики, чем актуальные новости. Конкуренцию тут могут составить разве что репортажи о катастрофах. Но и они не набрали бы столько лайков, просмотров и перепостов, скольких удостоились отпрыски эксперта, неожиданно появившиеся в кадре. Такова жизнь. Смиритесь.

И тут происходит нечто, что ставит весь украинский Facebook на уши. Известная журналистка пишет гневный пост, в котором осуждает несознательных сограждан, распространяющих видео с детьми, вместо того чтобы поговорить о делах политических, которых громадье. Ее понять можно. В представлении большинства пользователей социальная сеть - это публичное пространство. Поэтому нет ничего удивительного в том, что когда личная жизнь вклинивается в общее, это кого-то возмущает.

Но и общество понять тоже можно. Во-первых, дети действительно очаровашки, а во вторых, журналистка покусилась на святое, наградив и родителей, и их детей оскорбительными эпитетами. В результате третий день не утихают споры о том, допустимо ли рассуждать о недопустимости присутствия детей, котов и прочих "алергенов" в политических лентах новостей.

Резкая реакция общества на пост журналистки напоминает резкую реакцию самой журналистки на детей. Сначала личная жизнь эксперта в виде детей и жены ворвалась в публичное пространство политического репортажа, что возмутило госпожу Гуменюк. А затем ее мнение излилось в публичную плоскость, что было расценено публикой, каждым родителем, любителем котиков и просто гуманистом, как личное оскорбление.

Эффект горячей картошки сработал тут во всей своей красе. Журналистка, написав свой пост, рассказала о себе и ни о ком другом. Ее эпитеты о чужих детях как о "никому не интересном генетическом материале", чуть лучшем, чем аллергенные коты, - это про нее и только. Как и те пользователи, которые сочли очаровательным видео с детишками - это про них. Про их ценности и приоритеты. Это история о соотношении публичного и личного пространств.

Понятием "Публичное пространство" мы обязаны Ханне Арендт - исследовательнице банального зла. В ее представлениях пространство частного и публичного существовало всегда. Личное - это зона комфорта человека - семья, друзья, увлечения. Публичность же включает с в себя нашу деятельность. Дети и семья каждого из нас - это, конечно же, личное дело. Но одновременно семейные ценности являются общими для нас, а значит, относятся к сфере публичного.

Каждый человек волен раздражаться чужими детьми, не любить котов и ставить карьеру выше семейных радостей. Но когда человек начинает свои собственные аллергические реакции выдавать за истину в последней инстанции - это шокирует больше, чем если бы личное вдруг неожиданно приоткрылось перед публикой.

Неожиданное появление в кадре детей никого не смущает. А высказывание о том, что дети - это "генетический материал", потому что кто-то предпочитает разграничивать работу и личное, наводит ужас и воспринимается как моральный стриптиз. Тут уместно будет вспомнить другого классика с его знаменитым: "мы этих котов душили-душили". Ведь Шариков в публичной сфере занимался отловом бродячих животных. Но его нелюбовь к котам - это было сугубо личное.

В политологии есть теория, которая объясняет состояние общества и суть государственного режима соотношением публичного и личного пространств. Когда личное вторгается в публичную сферу - перед нами коррупционное болото, где интересы семьи, друзей, себя любимого подменяют публичную деятельность. Кажется, что человек в высоком кабинете работу работает. А на самом деле он о собственных детях, внуках и правнуках печется не покладая рук. Когда же публичное пространство наползает на личное, имеем тоталитарный или авторитарный режим. Когда государство занято запретом кружевных трусов и слежкой за приватными разговорами на кухнях.

В истории с Гуменюк, детьми и котами разразившийся скандал должен нас утешать и обнадеживать. Украинское общество не склонно к тоталитаризму, поэтому и не поддерживает призыв журналистки наложить запрет на присутствие в социальных сетях приватного. С чем нас можно поздравить.

Читайте все новости по теме "Блог о жизни" на Обозревателе.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Источник

Наши блоги