Выдержит ли Тимошенко испытание тюремной долей? Ч.1

Выдержит ли Тимошенко испытание тюремной долей? Ч.1

Открытие против Юлии Тимошенко в 2011 году нескольких уголовных дел, изнурительный и нервный судебный процесс, арест, вынесение сурового обвинительного приговора, резкое ухудшение состояния здоровья и, наконец, неожиданная её этапировкаперед Новым годом на постоянное место тюремной отсидки в Качановскую колонию Харькова, закономерно порождает у граждан Украины вопрос: не сломят ли украинскую «Жанну д’Арк» все эти тяжёлые испытания.

Чтобы понять насколько может быть крепка воля и дух Леди Юв сложившейся ситуации необходимо проанализировать стержневые качества её характера, генеалогию их формирования в детстве и юности, основные черты людей её психологического типа в зрелом возрасте, подлинные и мнимые свойства личности Тимошенко. Так как это невозможно сделать в одной статье мы постараемся раскрыть все эти вопросы в нескольких материалах: «Проявление первых черт характера Тимошенко в детстве и юности», «Основные свойства людей общего экстравертного типа личности», «Правда и вымыслы публичного имиджа Тимошенко», «Почему Тимошенко никогда не станет украинским Ходорковским».

Проявление первых черт характера Тимошенко в детстве и юности

Формирование основных психических качеств человека происходит в детстве под воздействием семьи и ближайшего социального окружения. Так как пока ни Тимошенко, ни её мама не написали своих автобиографических воспоминаний, то единственным первоисточником, из которого мы можем почерпнуть более-менее достоверную информацию об отрочестве и этапах становления психики Леди Ю в детстве и юности является две небольшие брошюры её родной тёти Антонины Ульяхиной под названием «Юля, Юлечка»и «Юля, Юля Владимировна» (Харьков, издательство “Фолио”, 2008 г.). Анализ воспоминаний близкой родственницы, которая, как видно из текстов книг, принимала большое участие в воспитании своей племянницы, позволяет проследить динамику формирования некоторых черт характера Тимошенко.

Верность своему детскому обещанию

По словам Ульяхиной, когда Юле было три года, ей поручили пойти погулять вместе с племянницей во дворе дома. Там, заслушавшись рассказа одного из своих сверстников о новом популярном фильме об индейцах, она не заметила, как малышка вскарабкалась на невысокое дерево и повисла не ветке, зацепившись за сучок брючками с разрезиками. “Возвращение её на землю, - пишет тётя, - сопровождалось не только небольшими травмами, но и полным превращением новых брючек в полурвань: одна штанина была разорвана от пояса до разреза ”.

Выпросив у соседки иголку с ниткой и кое-как зашив брючки, Антонина незаметно завела Юлю домой и переодела в другую одежду. А племянницу попросила, чтобы она не рассказывала матери о случившемся, и это осталось их маленькой тайной. Юля кивнула в знак согласия. “Но я не очень-то поверила этому кивку (дескать, малявка она и есть малявка). – рассказывает Ульяхина. – И очень ошиблась. Этот случай навсегда остался нашей… тайной. Я окончательно убедилась, что Юлечке можно доверять. Правда через несколько недель я случайно услышала разговор между мамой и сестрой о том, что в садик ребёнку нельзя надевать хорошие вещи, т.к. совсем новые брючки оказались зашитыми, причём чёрной ниткой и очень неумело…”

Первые проявления мужественности характера

Когда Юле было 5 лет Антонина Ульяхина, которая была старше её на 11 лет, как-то оставшись летом нянчить малышку, вопреки запрету родителей повела её на Днепр на пляж. Там “тётя”, заигралась со сверстниками в волейбол и забыла про Юлю на несколько часов. Когда надо было уже идти домой, то она обнаружила, что кожа племянницы вся покраснела из-за длительного пребывания на открытом солнце. Антонина вместе с подругами для предотвращения ожога обмазала Юлю сметаной и попросила ту, чтобы она сказала матери, что они были не на пляже, а на стадионе. Так как мама Юли была на ночном дежурстве в таксопарке, “тётя” привела малышку к своим родителям.

“Спасали её целый вечер и ночь. У неё была высокая температура, но вела она себя мужественно, давала себя поить лекарствами, ставить примочки, мазать кефиром; только слёзки капали, и она потихоньку постанывала и повизгивала, когда было невмоготу. Словом, когда утром сестра пришла с работы, у Юли была нормальная температура, но вся она была покрыта волдырями. Рядом с Юлей стояло такое же несчастное создание в виде обваренной, как рак, и виновной, как шкодливый кот, 16-летней тёти… Мы ещё долго не могли ни сидеть, ни лежать, но так и не сдались, доказывая, что на пляж мы не ходили, а обгорели на стадионе. Нас перестали пускать не только на пляж, но и на стадион”.

Амбициозность и самоуверенность

По рассказам тёти Юля в первом классе, когда учитель, ещё не зная своих подопечных, спросил: “Кто будет старостой?” – подняла руку и настойчиво попросила “Можно я?” И как потом случайно Антонина Ульяхина узнала от одноклассников своей племянницы, та строго относилась к поручениям, в качестве старосты упрямо заставляла всех придерживаться в школе порядка, мыть перед уроками руки и не разговаривать на занятиях.

Упорство и ответственность в учёбе и общественной работе

Первые проявления этих качеств, судя по воспоминаниям Антонины Ульяхиной, можно было наблюдать уже в первом классе. Так, на Октябрьские праздники Юля как староста вместе с ещё несколькими сверстниками взялась сделать стенгазету. Когда тётя предложила им свою помощь племянница сначала заявила: “Не трогай, пожалуйста. Ты же ничего не знаешь и всё испортишь!”

Когда же малыши по неопытности запачкали чернилами одну из статей и, соответственно, рассорились, их развели по домам. А на новое предложение тёти помочь аккуратно переписать несколько статей газеты Юля ответила: “Нет. Это газета нашего класса, и её должен оформить наш класс. Лучше вырезай и клей рисунки”.

Ещё пару часов племянница, по словам Ульяхиной, писала заметки и подписывала рисунки, а потом они поменялись ролями. Тёте было доверено раскрасить название газеты, Юля же принялась вырезать из открыток цветы. “С этих пор, - пишет в своей брошюре Антонина Ульяхина, - все поручения, которые Юле доставались, мы делали вместе. И я, помня “позднюю” газету, никогда не могла себе позволить её подвести, так как знала, что если я не сделаю, она не отступится, а всё сделает в срок и за себя и за меня. Даже если для этого понадобится сидеть сутками, не пить и не есть. Зачастую её работоспособность выходила мне боком, но это было намного позже, когда я пришла к ней в бизнес. Её звонок мог прозвучать и в 22.00, и в 23.00 И время, которое отводилось для подготовки, было сжато до минимума, а документ, который готовился, должен был быть написан кратко, не более страницы, содержать точные цифры, быть профессиональным… и логика должна была присутствовать от первого слова до последнего знака”.

Сострадательность ко всему живому

По рассказу Антонины Ульяхиной, как-то в период учёбы племянницы в начальных классах, она случайно присутствовала, когда Юля после школы, разбирая портфель, вдруг заплакала. На вопрос тёти “что случилось?”, та ответила, что забыла завтрак в школе. Для успокоения девочки Антонина сказала: “Не плачь, знай, что сегодня у мышек в школе тоже праздник. Они найдут твой завтрак, съедят и скажут, что есть на свете добрая, щедрая девочка Юля, которая им оставила угощение. И все будут танцевать и хлопать в ладоши”.

На первом классном родительском собрании, на которое тётя пошла вместо мамы Юли, которая в тот день работала, учительница попросила её передать родителям, “чтобы не давали девочке дополнительные завтраки. Она их не съедает, а раскладывает по углам в классе, за батареями, за плинтусами. А на днях за вешалкой обнаружили целый продуктовый склад. Кстати, - продолжила она, - это касается и других детей. Они подкармливают животных. Поэтому возле школы с утра и в конце уроков собираются целые стаи собак и котов“.

Когда возмущённая тётя пришла домой и потребовала от Юли объяснений, почему она транжирит продукты, когда они и так живут бедно, племянница ответила: “Я подговорила друзей делать так, чтобы у мышек, кошечек и собачек всегда был праздник. Ты же сама сказала, что они будут радоваться и говорить, что мы добрые, хорошие дети… Жалость и сочувствие к братьям нашим меньшим и ответственность за их судьбу остались у Юлечки на всю жизнь. Были у нас и кошки, и собачки, и были жуткие трагедии со слезами и настоящим горем, испытанным в момент их потерь. Да и в настоящее время любое животное, которое забредёт в Юлин двор, смело может рассчитывать на приют. Кормёжку, ласку”.

Дружеская верность и взаимовыручка

По воспоминаниям Антонины Ульяхиной, как-то в октябрятском возрасте Юли она взяла с собой племянницу на Первомайскую демонстрацию. Обе они были в праздничных нарядных платьях. По дороге шествования их колонны друзья Антонины сумели выскочить на тротуар и купить всем по мороженному. Ульяхина двигаясь в толпе, засмотрелась на студентов, споткнулась и случайно уронила свою порцию за отвороты Юленого белого летнего пальто. Так как из-за напирающих сзади демонстрантов остановиться было нельзя, липкая шоколадная масса, пока тетя выводила племянницу из двигающейся колонны, быстро расползлась по одежде и сверху и внутри.

Расстроенная Юля случайно прикоснулась рукой к плечу тёти, и у Антонины на белом костюме также отпечатался жирный и грязный след. В этой ситуации Ульяхина нашла выход. Она отвела Юлю к своей подруге, где родители той за несколько часов привели одежду племянницы в чистое нарядное состояние. Когда же Юля и Антонина с большим опозданием пришли к себе домой, то там уже сильно волновались из-за их долгого отсутствия. Сестра Ульяхиной, увидев на плече Антонины грязное пятно сердито махнула рукой и отругала её.

После окончания празднования 1 Мая с гостями дома, как пишет Ульяхина, она вместе с Юлей задремала. А проснулась от того, что сестра гладила её по голове. У неё на руках пристроилась Юля. “Тонечка, не переживай. – Сказала она. – Я после праздников отдам костюм в чистку, и всё будет в порядке. Мне Юлечка рассказала, что это она тебя нечаянно выпачкала и что ты очень переживала о том, что я расстроюсь, что у меня будет болеть сердце! Я обидела тебя незаслуженно, ты хорошая сестричка, самая лучшая!

Как мне было стыдно! Ведь я переживала только за то, что мне попадёт от сестры за Юлю, То есть только за себя, а ребёнок думал и о маме, и обо мне, обиженной, по её мнению, напрасно. Юля дождалась, когда мама освободится, и заступилась за меня”.

В качестве ещё одного примера дружеской верности и взаимовыручки со стороны Юли, Ульяхина приводит в своих воспоминаниях случай с их “несанкционированным” походом в кино. В период пионерского возраста Юли, тетя как-то пообещала пойти сходить с племянницей на индийский фильм “Бродяга”. Но Антонину её родители “застукали” в беседке за игрой с друзьями в карты “на интерес”. В качестве наказания ей запретили ходить в кино. Но так как она не могла не выполнить обещание, данное Юле, то по сговору с ней они пошли на обман родителей.

Через несколько дней после незамеченного взрослыми похода в кино, сестра Антонины дозналась об этом и сильно рассердилась на девочек. Первоначально все попытки Юли выпросить прощение у матери были безуспешны. “Несколько дней сестра меня в упор не замечала. – повествует о данном случае Ульяхина. – Для меня… это и было самое суровое наказание, но я надежды не теряла, так как моя младшая переговорщица – Юля – тоже не отступала и чувствовала, что до заключения перемирия недалеко”. Племянница же, для того, чтобы заслужить прощение исправно за двоих выполняла всю домашнюю работ и ходила в магазины за продуктами. Благодаря этому поведению Юли сестра не выдержала и простила их обоих.

Хитрость и изворотливость

Однажды, в период пионерского возраста Юли, Антонина Ульяхина находилась вместе со своей племянницей у сестры дома. Услышав телефонный звонок, она подняла трубку. Звонил классный руководитель Юли. Узнав, что с ней говорит её тётя, она попросила напомнить маме Юли, чтобы та не подписалась в дневнике девочки за прошлую неделю.

Привыкнув решать многие вопросы племянницы самостоятельно, Антонина предложила Юле расписаться в дневнике ей. Тогда племянница, по словам Ульяхиной, недолго порывшись в портфеле, ответила, что забыла дневник в школе. Вечером того же дня, зайдя к сестре домой, Антонина увидела странную сцену. “Моя сестра что-то старательно искала в книжном шкафу, в письменном столе. Юлин портфель зиял пустотой в растянутых гармошкой отделениях.

- Ребята, что пропало?

- Дневник! – коротко ответила мне сестра.

- Так его Юлечка забыла в школе!

- Не забыла, я её туда уже посылала.

- Значит, у кого-то из подруг. Завтра выяснится, - попыталась объяснить я.

- Завтра будет завтра, а сегодня мы будем его искать, - отрезала сестра. Юля с невинным лицом моталась рядом с сестрой, всем своим видом демонстрируя готовность найти злополучный дневник, но что-то меня насторожил. Я тоже приступила к поиску”.

После долгих поисков Юлина мама добралась до верхних полок в кладовке и стала сбрасывать с них коробки с зимней обувью, заглядывая в них чисто механически, формально, так как больше рассчитывала не на то, что злополучный дневник найдётся, а на психологическое давление, в результате которого виновный, в ком совесть не чиста, а опыта и хитрости мало, непременно не выдержит и “расколется”.

И каково же было изумление сестёр, когда из одного сапожка вывалился дневник, свёрнутый в трубочку и засунутый в самый носок, а сверху добросовестно забитый старыми газетами. “В доме все притихли, - пишет Ульяхина. – … Сестра раскрыла дневник, полистала его, внимательно просмотрела страницы, взяла ручку, расписалась в нём и, пылая благородным гневом, двинулась на кухню, в которой притаилась Юля. По дороге она схватила с вешалки первый подвернувшийся пояс, и вмиг мир в нашей квартире рухнул. Я взяла дневник и открыла последнюю страницу. Внизу чётким учительским почерком было написано: “Уважаемые родители! Ваша дочь организовала класс коллективно прогулять занятие. Прошу явиться в школу!”

Смелость и самоотверженность

По рассказам Антонины Ульяхиной, так как большинство жильцов дома, где жила Юля с мамой был построен кооперативным способом работниками одного 101-го таксопарка г. Днепропетровска, то и взрослые и их дети жили очень дружно. Главным местом общения всех был уютный и хорошо обустроенный двор дома. Но в связи с этим туда периодически наведывались дети с соседних домов Кировского проспекта, у которых не было нормальных дворов. Между “своими” и “чужаками” из-за игрушек или мест на качелях нередко возникали конфликты.

Однажды, как вспоминает Ульяхина, мальчишки с соседнего дома озорничали у них во дворе. Бабушка, сидевшая у подъезда Юли, сделала им замечание. В ответ они нагрубили ей, обозвали “дохлой курицей” и стали передразнивать. Тогда двое “своих” детей чуть старше 6 лет вступились за бабушку, но хулиганы загнали их на лавку и завалили в кустарник. Тут уж с кличем “наших бьют!” подоспела подмога других дворовых детей.

В это время Юля сидела за письменным столом и делала уроки. Услышанный ею клич своих друзей заставил её мгновенно выскочить на улицу. Как рассказывает тётя, выглянувшая в окно во двор, она увидела следующую картину. “С одной стороны толпилась наша детвора, потрёпанная, заплаканная, расхристанная, с другой – наступала детвора с новостроек, выкрикивая угрозы, принимая устрашающие позы и корча обидные гримасы, а посредине стояла Юлечка. Поза у неё была боевая, Кулачки упирались в бока, головка вздёрнута, ножка для упора отставлена назад. Она что-то грозно выкрикивала обидчикам. Не успела я вмешаться, как Юля махнула рукой и первая, а за нею и остальные дети с воем, криком, писком бросились друг на друга. Дальше наблюдать со стороны было уже нельзя – надо было вмешиваться… Родители из четвёртого подъезда подоспели первые. Они выхватывали из кучи детей и кого шлепали, кого успокаивали, кому пытались что-то объяснить, но толкотня продолжалась. И тут с криком “ура!”, взявшись за руки и развернувшись спиной к отбивающимся, наша цепь вытеснила “чужих” со двора. Родители прекратили-таки побоище. Дети стояли разгорячённые, пыхтели, утирали кто слёзы, кто носы, но сдаваться не собирались, и после бестолковых ответов и массы рёва мы наконец смогли выяснить причину побоища”.

Так Юля, судя по словам её тёти, уже в пионерском возрасте смогла организовать в своём дворе массовый отпор соседским хулиганам, оскорбившим старых людей.

Доброта и жертвенность

Как-то в подростковом возрасте Юли, Антонина Ульяхина, её муж с товарищем, племянница и несколько мальчиков из её класса пошли зимой на стадион покататься на коньках. Во время одного из заездов по льду “тётя” вдруг натолкнулась группу школьников четвёртого-пятого классов, внутри которой стояла Юля. Один из мальчиков почему-то ревел в полный голос.

Оказалось, что у плачущего пацана взрослые парни отобрали коньки. А они были не его, а старшего брата. И он теперь боялся идти домой, не сомневаясь, что тот его поколотит.

Дальше, по словам Ульяхиной, произошло следующее. “Юля заговорщицки отвела в сторону моего мужа, они пошептались и пошли в раздевалку. А мальчишки наперебой начали нам описывать обидчиков.

- Ребята, смотрите, это ваши коньки? – подскочила весело улыбающаяся Юля. Пацаны замерли… Боясь поверить в своё счастье, еле шевеля губами, младший прошептал: “Наши…” – “Наши! Наши!” –заорали остальные.

- Откуда? Где вы их нашли? – удивлённо спросила я и сразу же прикусила язык, увидев ноги возвратившегося с Юлечкой моего мужа. Он был обут в полусапожки, а его коньки уже переходили в руки счастливых мальчишек. Посмотрев на небольшие ножки пострадавшего пацана, я с изумлением перевела взгляд на коньки, которые в сравнении с его ботинками выглядели просто огромными.

- Да как же ты на них катался?

- А мы не катались, мы перед девчонками из класса форсили коньками… - счастливо отмахнулся мальчишка. – Спасибо. Мы побежали! – И, прижав к щуплой груди коньки, он помчался, унося с собой шарфик и Юлины варежки”.

Новые коньки, по слова Ульяхиной, появились у её мужа буквально через несколько дней. Юля выпотрошила свою копилку и сложившись со своими друзьями на толкучке купила ему новые “ножи”. Это качество - легко расставаться с любой, даже самой необходимой вещью ради того, чтобы помочь другому – осталось у племянницы, по утверждению “тёти”, на всю жизнь.

Упёртость в отстаивании своих жизненных принципов

Интересны, с точки зрения формирования характера Юли в подростковом возрасте, воспоминания Антонины Ульяхиной об отношениях её племянницы с противоположным полом. В своей брошюре она пишет, что ей иногда казалось, что в Юлю были влюблены все старшеклассники, все дворовые мальчики, а также многие из тех, кто демонстративно конфликтовал с ней. Девчонки, по словам тёти, жутко завидовали Юле и постоянно плели интриги против неё. И если бы не дружба с несколькими одноклассницами, то вполне вероятно, что она была бы изолирована от девичьего общества.

С мальчиками, по воспоминаниям Ульяхиной, у Юли в подростковом возрасте были ровные и дружественные отношения. До 15 лет она особо никого не выделяла. Но где-то в этот период она познакомилась с симпатичным светловолосым парнем с пшеничными усиками. “Как я понимала, - пишет Ульяхина, - его ненавязчивое присутствие не вызывало Юлечкиного протеста. Саша очень располагал к себе, у него был спокойный, уравновешенный характер, он всегда с удовольствием участвовал во всех Юлечкиных затеях… и очень незаметно стал своим. Юлечка его привлекла ко всем своим делам. Он учился в техникуме, не знаю, как успевал с учёбой, но все поручения выполнял на отлично… Ничего не предвещало бури… Ребята шумно поссорились, и тут я столкнулась с новой чертой моей ненаглядной племянницы – с упрямством. Причину ссоры я не знала, но была уверенна, что сущий пустяк, но Юля была неумолима и не думала прощать, Она стояла намертво, Все Сашины попытки были бесполезны, Юля упорно не разговаривала с ним, не общалась”.

Как пишет в своих воспоминаниях Ульяхина, позже она выяснила, что причиной ссоры стал спор по вопросу: кто в дружбе старше, чьё мнение важнее. Юля доказывала, что прав тот, кто в споре имеет аргументы, а не эмоции и амбиции. Саша с ней не соглашался. Но после длительной размолвки он всё же пошёл на попятную, без предварительного звонка пришёл к ним с букетом цветов домой, и Юля с ним помирилась.

Потребность постоянно выходить за рамки общепринятых норм и традиций поведения

Из воспоминаний Антонины Ульяхиной следует, что она принимала не на много меньшее участие в воспитании Юли, чем её мать и бабушка. Будучи фактически старшей сестрой, Антонина, как обычно бывает в подобных педагогических ситуациях, авторитетом своего примера формировала у племянницы психические качества, присущие самой “тёте”. Если судить из рассказов Ульяхиной, изложенных в её брошюре, одним из таковых было стремление постоянно нарушать запреты родителей и своей сестры. Это и скрытие от родителей в 3-х летнем возрасте Юли факта зашивания “тётей” разорванных на дереве штанишек племянницы. И самовольный поход с 5-летней Юлей на пляж с последующим обманом взрослых, что они обгорели не на речке, а на стадионе. И утаивание от родителей на Первомайские праздники того, что была испачкана мороженным одежда Юли, и что её отстирали знакомые Ульяхиной. И тайный поход на кинофильм “Бродяга”, после которого Юлина мама быстро “вычислила” нарушителей запрета родителей.

Более поздним, юношеским примером проявления у Юлии Тимошенко потребности постоянно выходить за рамки общепринятых норм поведения можно назвать конфликт с классной руководительницей в школе № 37 по поводу ношения обязательной формы одежды, описанный её биографами в книге “Оранжевая принцесса…”

Дело в том, что во времена Советского Союза школьники с первого по десятый класс должны были носить единую, утверждённую Министерством образования СССР форму. Для мальчиков это были сначала коричневые, а затем тёмно-синие брюки и пиджаки. Для девочек – коричневые платья с белыми манжетами и воротничками, поверх которых надевались чёрные фартуки с оборками. В младших классах дети ещё так сяк воспринимали обязательную форму одежды. Однако в подростковом возрасте нарастало всеобщее недовольство ею. Особенно она портила внешний вид девочек, которым хотелось уже выглядеть красивее и привлекательнее. Чрезвычайно нервировало их требование ходить в этих безликих скромных платьях на школьные вечера танцев.

По просьбе Юлии мама заказала ей у знакомой портнихи платье с фартуком индивидуального образца, которое по сравнению со школьной формой других девочек выглядело красивее. Классный руководитель разгадала этот манёвр и потребовала, чтобы она одевалась как все. В результате затяжного конфликта Юля отстояла своё право на ношение оригинального платья.

Другими примерами проявления Тимошенко внутренней потребности выходить за рамки существующих норм и традиций можно назвать диссиденствование на семинарах по общественным наукам во время учёбы на экономическом факультете Днепропетровского государственного университета. А так же подготовку ею новаторского доклада по организации бригадных форм труда на Днепропетровском машиностроительном заводе имени Ленина. Его основные идеи, если верить воспоминаниям коллег Юлии по заводу, тогда были успешно реализованы на практике.

Тяга к нестандартным людям

У Тимошенко, если судить по воспоминаниям её тёти, уважение к нестандартности других людей, начало проявляться в старших классах. Так однажды, в этот школьный период своей жизни, Юля познакомила Антонину с молодым человеком по имени Игорь, который очень отличался по одеянию и внешнему виду от окружающих.

“Что повергло меня в шок? – пишет в своей брошюре Ульяхина. – Представьте: длинные, до плеч, слегка волнистые на концах волосы, длинное, почти до пят, чёрное пальто, шарф, в несколько витков обвивающий шею и достающий до пояса концами. В моей комсомольской головке сразу возникла карикатура в стиле 60-х годов. В наше время уже коротко стриглись, пальто носили выше колен и т.д. и т. п., но при ближайшем рассмотрении… парень оказался очень интересным собеседником, увлекался музыкой, сочинял песни, любил стихи. Мыслил он своеобразно и оригинально, но вёл себя без излишнего позёрства. Так мало-помалу мы разговорились, но очень мешало ощущение, что на нас все оглядываются: хотелось или отойти подальше в сторону, или свернуть на лавочку в темноте”.

После расставания с Игорем, как пишет Антонина Ульяхина, она спросила Юлю, где она взяла этого хиппи? Племянница очень удивилась и ответила: “ Тоша! Что с тобой? Неужели ты не видела, насколько это многогранный и интересный человек? Ты стала мещанкой…” И, не сказав больше ни слова, она ушла к себе.

В последующем, по словам Ульяхиной, Игорь не раз приглашал её с Юлей на песенные концерты. И, в конце концов, Антонина привлекла его для участия в смотре агитбригад на своём заводе. В немалой степени благодаря участию Игоря их коллектив занял одно из призовых мест.

“Потом, - пишет в своей брошюре Ульяхина, - мы… долго дружили. Помогали друг другу, но изменить ни внешнего вида Игоря, ни его взглядов не удалось ни мне, ни Юлечке. Правда, думаю, её это нисколько не волновало. Ей всегда был интересен внутренний мир человека: его душа, мысли, таланты, а на внешнее – нежелание быть похожим на других – она реагировала терпимо. Считала, что если это является одной из форм самовыражения, то она имеет право на жизнь, если кроме этого обществу ещё есть чего предложить: честь, ум, талант, доброту”.

Стремление к социальному творчеству

В качестве проявления Юлей творческих задатков в 9-10 классах можно назвать её деятельность по организации досуга одноклассников. Так по воспоминаниям учительницы украинского языка и литературы Тамилы Фурман ни один тематический вечер в школе № 75 не обходился без участия Юли. Для многих из них она сама писала сценарии. Например, придумала и провела “Вечер про любовь”. Активно занималась выпуском стенгазеты, а к выпускному балу написала туда стихи-посвящения для каждого одноклассника.

Жажда лидерства

Как уже писалось, своё стремление к лидерству Тимошенко проявила ещё в первом классе, когда сама напросилась быть старостой. О том, что это её качество с годами только разрасталось свидетельствует и факт её быстрого избрания комсоргом класса после перехода в школу № 75. А так же случай, описанный в биографическом сборнике “Юля” из её студенческого периода жизни. Когда первокурсников Днепропетровского государственного университета традиционно для советского времени направили на бесплатные осенние сельскохозяйственные работы, она, узнав, что местные бригадиры нарушают существующие нормы, сразу же после обеденного приёма пищи выводя студентов на работу в поле, убедила своих однокурсников делать это только после положенного им получасового отдыха. Никто из “начальства” не осмелился спорить с наглой девушкой.

Наиболее показательным примером проявления Тимошенко качеств лидера в молодости и в зрелом возрасте стала та стремительность, с которой она сделала “карьеру” в бизнесе. Как свидетельствуют биографические источники, и в кооперативе, занимавшимся видеопрокатом фильмов, и в первых своих опытах по продаже нефти через фирму “Терминал” она была не только формальным руководителем, но и главным “идейным” двигателем

всей коммерции. В корпорации “Украинский бензин”, где ей первоначально отводилась роль очаровательной дивы, символа компании, идеальной переговорщицы Тимошенко незаметно для посторонних глаз уже через год превратилась в неформального лидера. Поэтому закономерно, что после преобразования в конце 1995 года КУБа в совместное британо-украинское предприятие “Единые энергетические системы Украины” она не только значительно увеличила долю своих родственников в уставном капитале фирмы, но и заняла пост президента этой компании.

Жизнь в режиме такси

Большое влияние на формирование характера Тимошенко несомненно оказали и долгие годы соседского проживания с семьями таксистов. Как известно, представителям этой трудовой специальности присущи динамизм в смене жизненных ритмов, мобильность в принятии профессиональных решений, общительность во взаимоотношениях с различными клиентами, умение зарабатывать деньги, выкраивать из них свою долю, делиться ею с начальством, милицией и обслуживающим техническим персоналом.

Все эти, на первый взгляд, эпизодические проявления первых ростков характера Юлии Тимошенко в детстве и юности, на наш взгляд свидетельствуют, что сила воли и духа, которую она не раз демонстрировала в своей бизнесовой и политической карьере, имеют под собой прочный социогенетический фундамент.И именно он, несмотря на все нынешние её суровые испытания позволит ей не сломаться и выдержать.