Как я провел уик-энд с Кильчицкой

Как я провел уик-энд с Кильчицкой

Если, господа, вы когда-нибудь захотите взять интервью у Ирэны Реонольдовны Кильчицкой, то лично я вам этого не советую. Просто в его публикации нет никакого смыслы. Интервью – его конечный вариант - выходит пустопорожним и малоинформативным.

Видео дня

Мало того, в конце работы над ним – после неоднократных согласований с Ирэной Реонольдовной - вы понимаете, что Кильчицкая просто вас использовала, как лоха. Получается, сколько бы вы усилий на интервью не затратили, какие бы вопросы не придумали, как бы не пытались сделать его информативно насыщенным, Кильчицкая, в конце концов, самые интересные места из расшифрованного текста выковыривает, как изюм из булки, а потом хочет, чтобы мы эту пощипанную и раскрошенную «булку» опубликовали на своем сайте. Хорошо, мы интервью с Кильчицкой публикуем, но я очень хочу, чтобы вы знали, как оно готовилось и как выглядели некоторые фрагменты в первоначальном варианте.

Еще где-то полгода назад – в декабре 2010 года - мы договорились с Ирэной Реонольдовной через ее пресс-секретаря об интервью. Нас попросили выслать вопросы, которые мы будем задавать. Выслали. Нас кормили завтраками, что вот-вот Кильчицкая откуда-то вернется из очередной заграницы и нам его даст. Так проходили недели и месяцы. Потом когда мы напоминали очередному ее помощнику об обещанном, нас просили обновить вопросы, так как актуальность тех первых сошла на нет, и буквально «завтра вечером» мы сможем лицезреть Ирэну Реонольдовну. Мы обновляли и высылали. Но Кильчицкая снова куда-то подолгу исчезала.

Затем еще через несколько месяцев какая-то ее помощница, позвонив к нам, интересовалась, не хотим ли мы опубликовать материал о ее участии в праздновании дня рождения Горбачева. Мы напоминали о том, что вообще-то уже несколько месяцев ждем обещанного интервью, при чем тут Михаил Сергеевич. Помощница, видимо, посовещавшись с Кильчицкой, вновь перезванивала и предлагала – Ирэна Реонольдовна все помнит и готова на интервью, но не могли бы вы вначале опубликовать материал. Нет, не могли.

И вот тут злоключения с израильским гражданством Леонида Черновецкого вновь заставили нас выйти на бывшую соратницу Леонида Михайловича. Получив от нее комментарий, мы вновь вспомнили об обещанном интервью, нас снова заверили, что дадут, и снова попросили выслать вопросы. Выслали и, о чудо, в четверг вечером мы его записали по телефону.

Свой выходной день в субботу я потратил на его расшифровку, вечер воскресенья на согласование. Я даю интервьюированным мной людям вычитывать интервью – для уточнения мысли, литературной обработки, дополнения. Но я не даю вычитывать интервью, чтобы его убили. А так и получилось.

В итоге вышла – мало информативная фигня. Привожу примеры. Кильчицкая мне заявляет, что, по ее мнению, оппозиции в стране нет. Я уточняю, как же так – а Тимошенко, а вот Яценюк объявил, что он в оппозиции. В ответ Ирэна Реонольдовна начинает хвалить Арсения Петровича. Мол, симпатизирую, ему. Он очень хороший менеджер, потому что благодаря ему не рухнула банковская система в 2004 году во время Майдана. Тогда он был и.о. председателя Нацбанка. Он своим постановлением запретил банкам досрочно выдавать депозиты. Не знаю, мол, чья это была идея, но она была гениальной. Когда все бросились забирать свои депозиты, то им в банках показывали письмо Яценюка и говорили, что их бы с удовольствием отдали, но есть постановление Нацбанка, нам запрещено это делать. Проявил хорошо он себя и на посту министра иностранных дел, помогая украинцам, выезжающим за границу, например, контактами с нашими представительствами за границей.

Дальше Кильчицкая сообщила, что симпатизирует и Тигипко, и Яценюку. Но с ними не сотрудничает. На выборах, сказала она мне, поддерживала Партию регионов, точнее Виктора Януковича. В 2004 году голосовала против него, а в 2010 – за. Я задаю уточняющий вопрос, а не хотела бы она вступить во «Фронт перемен». В ответ – с Яценюком не веду никаких переговоров, но ничего не хочу по этому поводу говорить, чтобы не подставлять Яценюка. В итоге при согласовании – этот фрагмент полностью вылетает. Мол, чего это я буду хвалить Яценюка. Так, а зачем несколько дней назад хвалила?

Спрашиваю, какие книжки любите читать? Отвечает – детективы. Правда, при согласовании упоминание о детективах исчезает. Наверное, Ирэна Реонольдовна решила, что упоминание о «столь низком литературном жанре» ее унижает. А вдруг коллеги-политики презрительно скажут: «Смотрите, она же плебейка, читает детективы, а надо читать Достоевского и Борхеса с Павичем».

Исчезло разъяснение, почему Кильчицкая любит смотреть триллеры и не любит смотреть эротические фильмы. В первом случае она поясняет, что смотреть любит триллеры, но только не фантастические, а реалистические. Чем страшнее они будут – тем лучше. Чтобы там были приключения, но не было всяких там лунатиков и других фантастических существ. Должны быть, делится со мной Кильчицкая, реальные ужасы, а персонажами должны выступать маньяки, рыскающие в поисках жертвы, должна быть какая-то детективная линия и держащая в напряжении интрига. Естественно, все это сокращается.

Сокращается ее рассуждение и об эротических фильмах. Она говорит, что с сексуальными фантазиями у нее хорошо, и на экране их смотреть было бы не интересно, мол, вместо эротического фильма, она бы лучше триллер посмотрела бы.

По ходу интервью Кильчицкая обрушилась на нынешнего секретаря Киевсовета Герегу за Chanel (в чем там дело, читайте ниже). Но вот, что интересно, уже сегодня утром она просит меня внести «несущественную правку» - убрать из текста упоминание о министрах, которые носят Zilli и Brioni, а вместо слова «министры» вставить «депутаты Киевсовета». Видимо, Ирэна Реонольдовна подумала, что за упоминание о министрах ей от новой власти влетит, а за «депутатов Киевсовета» ничего не будет.

Я сказал, что это уже чересчур, что она совсем в таком случае вычистит интервью. Тогда Кильчицкая просто попросила, чтобы рядом с «министрами» стояли депутаты Верховной и Рады и Киевсовета. Одни министры – это, как я понимаю, стремно. Министры – это ж власть, которая может и уши надрать. Исчезло из интервью и несколько уничижительные упоминания о модельном доме «Воронин» и швейной фабрике имени Розы Люксембург. Мол, что министрам в одежду этих предприятий одеваться, что ли, если нельзя будет носить костюмы вышеупомянутых дизайнерских домов.

Очень интересное «незначительное» сокращение и по мужу Тимошенко. Первоначально Кильчицкая поставила под сомнение то, что Александр Тимошенко живет вместе с Юлией Тимошенко. Мол, она говорила, что муж у неё выращивает перепелиные яйца, на это они и живут. Когда она этого мужа в последний раз видела? Спросите у неё, снова повторят Ирэна Реонольдовна, когда она в последний раз видела своего мужа. На что она намекает? Видимо, на то, что Тимошенко с мужем расстались давно.

Помните, ходили разговоры, что Тимошенко не живет с мужем, а живет с Нестором Шуфричем. Так вот после «несущественного изменения», фраза эта стала звучать так «Рассказывала, что муж у неё выращивает перепелиные яйца, на это они и живут. Когда она этого мужа вместе с перепелиными яйцами в последний раз видела?» Понятно, что тут налицо изменение смысла, что Кильчицкая уже не ставит под сомнение то, что Тимошенко не живет с мужем, под сомнение ставится то, что они живут на деньги от продажи перепелиных яиц.

В общем, граждане, таких фрагментов масса. Я привел вам в пример только самые кричащие. В итоге я решил, что не буду ставить свое имя – Александр Чаленко - под этим интервью, а лучше поставлю имя, например, «Урсула Жобчик». Такое имя могли бы носить какие-нибудь дешевые клоунессы, которым по барабану «несущественные изменения», которыми Ирэна Реонольдовна вычищает свои интервью.