ПолитикаЭкономика

Надоело смотреть, как мимо домов идет военная техника в Украину

99.9т

Еще с вечера стало понятно, что утром будет что-то грандиозное. В Марфинке, Новоалексеевке и других селениях Матвеево-Курганского района люди собирались небольшими группками и вполне внушительными толпами, что-то шумно обсуждали, мужики много курили, женщины – плакали и даже громко голосили. Угомонились все за полночь, но с первыми лучами солнца люди выходили из домов и садились в свои автомобили, и многие – на трактора. Их серьезные и торжественные лица говорили о том, что они, наконец, на что-то решились и теперь уже без страха это делают. Автомобили выстроились в колонны и по проселочным дорогам двинулись к автодороге Матвеев Курган – Успенка. По пути к ним присоединялись такие же колонны из соседних селений. Там уже были и грузовики, а потом – откуда-то взялись несколько фур, которые двигались в общем ритме.

Те, кто были на тракторах, разбились по парам и двинулись к границе с Украиной по тропам контрабандистов. Они первыми достигли цели. Пока солнце только начало вставать из-за горизонта, трактора вгрызлись в землю и на объездных стежках стали возникать довольно глубокие траншеи с валами только что вынутой из них земли. За их работой никто не наблюдал, но им этого было не надо. Они точно знали, что и зачем делают.

Тем временем автоколонна уже подошла к пункту перехода, со своей стороны, и стала перестраиваться во всю ширину дороги и обочин. Перед ними дорога была перекрыта грузовиками, которые шли впереди и высыпали на проезжую часть несколько десятков тонн гравия. Внедорожники съезжали с дороги, создавая затор и с обеих сторон дороги.

Потом настал черед фур. Через 50 метров они встали поперек дороги и перегородили ее полностью в несколько десятков слоев. Когда движение замерло, из автомобилей стали выходит люди, неся в руках сумки, рюкзаки и баулы. Уже через час, с обеих сторон дороги стали расти палаточные городки. Кто-то разводил костры и в воздухе поплыл запах чего-то вкусного.

Но не все движение встало намертво. К фурам подъезжали и разворачивались маршрутки. Из них выходили люди из других районов области, с рюкзаками, котелками и спальниками. Они быстро просачивались через импровизированное оцепление и вливались в быстро растущий палаточный городок.

С первого взгляда невозможно было понять, что именно здесь происходит. Для флешмоба – слишком много людей и техники. Для пикника или праздника – ни время, ни место явно не подходят. Но видно было, что люди располагаются основательно и явно не на один день.

Время от времени большая часть собравшихся подтягивалась к центру импровизированного лагеря и слушала речи своих односельчан и совсем незнакомых людей. Слушали и говорили сами. Как раз эти речи и прояснили ситуацию.

Оказывается, людям надоело смотреть, как мимо их домов идет военная техника в Украину. Они не забыли, в каком шоке были летом 2014 года, когда с их полей по Украине работали все возможные артиллерийские системы. Тогда ситуация застигла их врасплох и они просто не могли поверить в то, что это происходит на самом деле и все – у их домов.

Чуть позже они поняли, что все – всерьез. Они видели, что колонны военных пестрели физиономиями каких-то якутов или бурят, а иногда и горцев. Они понимали, что все эти военные катятся в Украину, чтобы с той стороны убивать соседей, родственников, знакомых и просто - таких же людей, как они сами.

При этом, почти никто из них не знал, что земля, на которой они живут, при совке была обменяна на Крым и всего несколько десятков лет назад они были Украиной. Тем не менее, их речи наполовину состояли из украинских слов, а мягкая "г" указывала на их происхождение.

В какой-то момент люди пришли к выводу, что больше не допустят, чтобы весь этот сброд шел на территорию Украины убивать, грабить и насиловать. За это время они уже прекрасно поняли, что оттуда вывозят "вояки" и до них дошло, что все это кончится, но больше с той стороны не будет ни родственников, ни друзей, потому что они ничего не сделали, чтобы все это остановить. Хотя бы не попытались что-то сделать. Они долго, вполголоса это обсуждали, но, в конце концов, решили, что с них – хватит и теперь они будут блокировать границу до окончания войны…

Все это – абсурд, Кафка. На все 140 млн. жителей РФ не нашлось даже тысячи, чтобы сделать то, что описано выше. Никого! Поэтому, когда кто-то будет рассказывать о "других русских", следует вспомнить описанную выше картину и понять, что именно это мог быть идентификатор их других. Но если все это осталось абсурдом, то там нет других, там все мазаны одним миром и нашей кровью. Просто не стоит этого забывать. Никогда.

Читайте все новости по теме "Война" на Обозревателе.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Наши блоги