Между Меркель и Путиным развернулся второй раунд битвы

19.1т

Есть то, чего Владимир Путин и его окружение боится больше американских санкций – реформирования Европейского Союза. Да, именно так, ведь очевидно, что если произойдут изменения внутри ЕС, а странам – участникам Содружества удастся консолидировать свои усилия, влияние Кремля на европейскую политику значительно уменьшится, точно так понизиться уровень экономического сотрудничества между ЕС и Россией.

Существует ещё одно довольно важное обстоятельство: ныне обсуждается создание единой европейской военной силы, что будет действовать в рамках консолидированного бюджета, а также при новой доктрине. Ведутся разговоры относительно формирования общей разведки. Это означает лишь одно: Европа, при удачном стечении обстоятельств (при должном реформировании), сможет в будущем эффективно отвечать на агрессивные действия Кремля.

Ныне российские власти пытаются расколоть Европейский Союз, чтобы предотвратить в последующем его окончательное единение. Москва намеренно провоцирует конфликты (политические, сепаратистские иль террористические), дабы вернуть Европу на путь национализма, а значит, - самоизоляции.

Главная задача, которую перед собой поставил путинский режим – подорвать важный экономический и политический центр ЕС – Германию. Русские прекрасно понимают, что для вышеописанных изменений в Европе должны полноценно работать три (ну, хотя бы два) центра тяжести – Лондон, Берлин и Париж. Британия ныне, не без участия кремлёвских сил, находится в состоянии перманентного кризиса. Остаются Франция и Германия.

Обратив внимание на процессы, мы увидим, что генератором идеи реформирования ЕС выступил Макрон, но лишь Меркель ныне может придать этим изменениям логичный, правильный облик. У Парижа есть инициатива, у Берлина – опыт и действенные рецепты. Всё логично.

Сейчас, чтобы дестабилизировать процесс изнутри, Москва решила подорвать позиции немецкого канцлера – Ангелы Меркель.

Всё то, что происходило на протяжении предыдущих двух лет в Германии, было режиссировано Кремлём. Вспомните, как миграционный кризис повлиял (негативным образом) на рейтинги канцлера, её консервативного блока "ХДС/ХСС", а также на рейтинги её главных союзников – социал-демократов.

Но что послужило главной причиной нескончаемого потока беженцев и нелегальных мигрантов? Действия Асада и России в Сирии. После того как Москва ввела свой контингент на территорию этого ближневосточного государства под видом "борьбы с ИГИЛ", в Германию перебралось свыше миллиона переселенцев. И всё это произошло за каких-то полтора года.

Сейчас главные оппоненты Меркель обвиняют её в попустительстве и политической мягкотелости. Но… Канцлер в тот момент менее всего думала о своих рейтингах. Она спасала от упадка Европу. Посудите сами, если бы она тогда не настояла на распределении мигрантов по всей территории Содружества, чтобы тогда случилось с Грецией, Македонией, Венгрией, Италией? А чтобы тогда произошло с самим ЕС?

Меркель смогла предотвратить катастрофу, внедрив квоты на расселение людей, ищущих убежища, договорившись с Эрдоганом о создании на турецко-сирийской границе лагерей для беженцев, где ныне размещены миллионы людей. Она ввела довольно жёсткие ограничительные меры в самой Германии: мораторий на воссоединение семей, замену финансовых выплат для беженцев, учредив специальную социальную (продуктовую) помощью, ускорила процедуру депортации и многое другое.

К большому сожалению, многие немцы этого не заметили, а не заметили, потому что были ослеплены российской пропагандой и риторикой пророссийских глашатаев, которые присутствуют и в политической, и экономической жизни Германии.

Эти кремлёвские марионетки очень ратуют, что логично, за возобновление полноценного сотрудничества с РФ, конечно же, экономического, говорят о мнимых интересах, однако не своей, а чужой страны. И всё это происходит, несмотря на аннексию Крыма, агрессию на украинском Донбассе, поддержку Москвой международного терроризма и кровавых режимов по всему миру. Они это делают, невзирая на попытки россиян вмешаться в выборы - от Штатов до Европы, - на организацию военного переворота фактически в центре той же Европы – в Черногории и т.д.

Впрочем, русским не только лишь удалось внедрить свои телеканалы в информационное пространство Германии, такие как RT, но также создать ориентируемые на себя политические проекты.

Таким примером служит "Альтернатива для Германии". Её называют ультраправой силой, однако на самом деле здесь нет никакой идеологии. Всё, на чём базируется политическая платформа "АдГ", - критика действий правительства Меркель.

Именно благодаря миграционному кризису, который до сих пор поддерживает Кремль, "АдГ" и смогла заполучить настолько значительную электоральную поддержку, заняв на предыдущих федеральных выборах третье место.

А всё началось на Рождество 2016 года, когда, после кровавого теракта ИГИЛ в Париже в ноябре 2015 года, в Кёльне произошли массовые беспорядки, нападения на женщин (речь шла о сексуальных домогательствах). Тогда обвинили в случившемся беженцев, правда огульно, так как виновники не были найдены или опознаны.

Затем кремлёвские пропагандисты запустили ложную информацию об изнасиловании беженцами 13-летней девочки Лизы, родители которой родом из России. В конце концов, оказалось, что не было ни кражи, ни изнасилования, а только излишнее внимание российской пропаганды и "ольгинских троллей". Эта история искусственно разжигала противостояние и нетерпимость в немецком обществе. Плодами же "дела Лизы" сполна воспользовались отдельные политики и те политсилы, что ориентируются на Москву.

На этом неблагоприятном фоне немцы проголосовали за "АдГ" на муниципальных выборах в марте 2016 года, позволив занять значительное количество мест в четырёх местных парламентах.

А дальше начались теракты. Самый масштабный из них произошёл в Берлине, когда боевик (а ответственность за убийство взяло на себя ИГИЛ), въехав на фуре на территорию рождественского базара, задавил 12 людей, свыше 50 – получили ранения.

Странно, но сразу после случившегося рейтинги "Альтернативы для Германии" достигли своих рекордных показателей – 15,5%.

В последующем мы наблюдали ещё теракты на территории Германии, и все они были спровоцированы, нет, не Меркель, а российским руководством, которое, усугубив конфликт в Сирии, помогло террористам внедриться в потоки обычных мигрантов и попасть на территорию Европейского Союза, в том числе на немецкие земли.

Сейчас, уже после окончания федеральных парламентских выборов, мы наблюдаем второй раунд битвы, что развернулась между Меркель и Путиным.

Ведь в том, что в Германии до сих пор нет коалиции – тоже повинен Кремль. "АдГ", руководство которой не отрицает своего сотрудничества с Москвой, смогло занять третье место на выборах, забрав голоса у блока Меркель и социал-демократов, которых представляет Шульц. И ныне мы продолжаем наблюдать за этой тенденцией – электоральное поле двух главных сил страны постепенно сужается.

Было понятно (в том числе и Кремлю), что никакой коалиции "Ямайки" не будет – консерваторы, "зелёные" и свободные демократы разнятся идеологически между собой.

В то же время Москва питала надежду, что Шульц, решивший уйти со своей партией в оппозицию, откажет канцлеру в восстановлении "большой коалиции".

Москва рассматривала несколько вариантов.

Первая опция – создание правительства меньшинства, когда бы Меркель, возглавив правительство, вынуждена была находить под каждый законопроект необходимые ей голоса в парламенте, вступая в ситуативные альянсы с различными политическими силами. Всё это могло привести лишь к одному: к самоизоляции Германии на международной арене.

Вторая возможность – перевыборы. Но тогда социал-демократов поддержало бы ещё меньше избирателей. Эти голоса ушли бы к "АдГ". Именно по этой причине, кстати, в дело вмешался президент страны - Франк-Вальтер Штайнмайер.

В то же время следует сказать, что возобновление "большой коалиции" - при участии блока Меркель (ХДС/ХСС) и СДПГ (социал-демократов) – неудобный, но тоже приемлемый для Путина вариант.

Почему? Да потому, что подобная ситуация, с одной стороны, позволит перевести борьбу в здание Бундестага (и это невыгодно), а значит, существует риск того, что "АдГ" потеряет своё влияние на электорат, но с другой, - даст ультраправым властные дополнительные рычаги влияния на внутреннюю политику страны. Так, будучи наиболее рейтинговой оппозиционной силой в парламенте, представители "альтернативы" смогут претендовать на главные роли в ключевых комитетах, например, в бюджетном.

Между тем не стоит исключать, что Москва будет продолжать оказывать всяческую поддержку своим немецким друзьям. И здесь инструментов – масса: от применения "мягкой силы" до внедрения "гибридных", в том числе и агрессивных, механизмах воздействия.

Сейчас руководство СДПГ согласилось на воссоздание "большой коалиции", съезд партии должен закрепить подобное решение. Переговоры, надо полагать, начнутся. И существует высокая вероятность, что подобное образование таки будет создано. Также ясно, что борьба между Путиным и Меркель, в конце концов, будет вестись уже в стенах федерального парламента.

Впрочем, всё это – формальности. В перспективе две ключевые партии омолодят свой состав, чем привлекут дополнительные голоса, а ультраправые, в очередной раз проиграв, вынуждены будут уйти с политической арены.

Важно, что в конечном итоге Германия таки одержит победу и сможет сплотить против путинской России всех европейцев. Почему? Да всё очень просто: Меркель, в отличие от Путина, понимает – исторические процессы остановить нельзя.

Читайте все новости по теме "Выборы в Германии" на Обозревателе.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.