Примите участие
в розыгрыше
LTE планшета Участвовать
Приз
ПолитикаЭкономика

/Новости мира

"Могут застрелить": Фейгин дал откровенное интервью о проблемах в России

38тЧитать материал на украинском

24 апреля российский адвокат Марк Фейгин, защищающий украинца Романа Сущенко, был лишен адвокатского статуса. Формальным основанием послужили три твита об украинском блогере Анатолии Шарие, опубликованных им в июле прошлого года.

Но на самом деле все намного сложнее. Фактически речь идет о глобальном изменении парадигмы Кремля, который, закончив с "выборами" президента, сегодня может позволить себе "бить наотмашь" и не беспокоиться по поводу новых санкций.

"Они ведут себя так, как в последний час", - сказал в интервью "Обозревателю" Марк Фейгин.

- Что вы думаете о причинах того, что произошло? Была ли ваша личная ошибка, можно ли говорить, что Шарий победил в этом раунде?

- Никакой моей личной ошибки нет. Чисто формальная сторона заключается в представлении Министерства юстиции, основанном на заявлении адвоката Шария, некто Гуревич – абсолютно ва*ной тети из той же тусовки, подконтрольной ФСБ.

Там были три твита, которые были написаны 19 июля 2017 года, но в соответствии с Кодексом, наказать меня можно только в течение 6 месяцев после подачи соответствующего заявления. Она подала заявление 25 июля 2017 года, прошло 9 месяцев. Они не имели права меня наказывать – это формальная сторона вопроса.

Что касается "победы" Шария. Надо понять: Шарий – никто, он просто беглый уголовник. Восприятие его как крупного деятеля, который управляет чуть ли не правительствами и странами – очень ошибочное. Совершенно понятна его креатура по отношению к Кремлю и к его кураторам. Он никто.

Он ничего не добился в Украине, ничего не добился в Голландии, но почему-то в России у него все очень удачно складывается. Вам не кажется, что это какая-то странная зависимость?

Все до единого жалобы и иски в Украине он проиграл, все заявления, которые он подавал – завернуты. Тем не менее, заявление, поданное на него по 156 статье Уголовного кодекса Украины почему-то сейчас возбуждено и находится в работе. Надеюсь, рано или поздно дойдет до обвинения, до объявления подозрения.

Но почему-то в России, что бы он ни подавал – все получает дальнейший ход, причем, юридически абсолютно пустой.

Поэтому я не считаю, что кто-то что-то выиграл. Борьба продолжится, она не остановится. Это ничего не изменит.

- "Борьба продолжится". Каков ваш личный план борьбы с Шарием?

- На него уже поданы все заявления, исков в Украине уже около трех, будет еще несколько. Это будет продолжено.

Что касается России, то здесь это бесполезно. Здесь мы вообще ничего не добьемся. Я буду обжаловать в суде решение Адвокатской палаты города Москвы. Шансов тоже мало, это, скорее, ритуальное действие.

А что касается в целом – у меня есть определенные планы и по делу Сущенко, и в отношении себя, но я пока раскрывать их не буду, чтобы не дать возможности сыграть на опережение. Безусловно, я буду бороться.

- Понятно, что вы не хотите раскрывать своих планов. Можете ответить на вопрос, собираетесь ли вы остаться в России или намерены сменить страну?

- Безусловно, это предупреждение. Меня предупредили, что дальше – либо тюрьма, либо уезжать. Не надо быть наивным. Я сам защищаю людей и знаю, что означают эти месседжи, которые они посылают.

Конечно, я буду смотреть по обстановке. Пока я не уезжаю. Но в той ситуации, которая складывается, буду смотреть, как поступить лучше, потому что на самом деле предвосхитить действия власти я не могу.

Они могут застрелить, могут посадить.

Если ты продолжаешь бороться, конечно, риск возрастает. Но не забывайте, что я стал членом постоянного комитета Форума свободной России, и из 11 человек я – единственный не эмигрант. Условно, можно еще включить и Илларионова, потому что он иногда приезжает в Россию.

То есть де-факто сейчас я представляю Форум свободной России в единственном лице. Если последнего неэмигранта, последнего россиянина вытолкают из страны, будет понятно, почему.

Это сугубо политическая история. Безусловно, Шария используют в качестве инструмента, чтобы не подставлять себя непосредственно. Потому что не могла ФСБ обратиться в Адвокатскую палату. Это режим гибридный, очень специфический, поэтому они используют Шария. Но я не исключаю, что его сольют и появится кто-то другой.

- Вы допускаете, что в Российской Федерации вам может грозить опасность?

- Безусловно. Я считаю, что она и раньше грозила, просто в силу многих объективных причин она не была должным образом артикулирована.

Совершенно точно, что с лишением меня статуса режим перестал изображать. Раньше нужно было показывать Западу, что в России есть какая-то независимая адвокатура, независимые адвокаты.

Сейчас установка совершенно точно изменилась. Больше они никому ничего не демонстрируют. В условиях санкционной войны и противостояния они просто бьют наотмашь – им все равно, что скажут, что подумают, будут ли за это санкции или не будут. Это уже не меняет парадигмы, потому что санкциями больше – санкциями меньше.

Они ведут себя так, как в последний час. И события в соседней Армении их только подталкивают к еще большей жесткости.

После президентских так называемых выборов совершенно очевидно, что власть пошла в разнос. В отношении интернета, в отношении других оставшихся неподконтрольных институтов.

Адвокатура пала. Дело не в отдельно взятом Фейгине, которого 24 апреля лишили статуса. Дело в изменении лица системы. Это очень важно понять. Они этого не делали до президентских выборов, потому что хотели их провести без лишних криков.

А сейчас их уже ничего не останавливает. По всем прогнозам относительно того, каким будет этот 6-летний срок Путина, будет только хуже, будет диктатура, невиданная доселе. Я думаю, теперь для этого точно есть основания.

- Что будет с Сущенко? Кто будет его защищать?

- Его будет защищать адвокат, который давно зашел к нему в дело. Я предполагал возможный исход, вместе со мной работает коллега. Сегодня день, когда нужно было начать представлять доказательства в московском городском суде на стороне защиты. Коллега поедет туда и постарается перенести заседание на несколько дней.

Собственно, в суде остается не так уж много. Наверное, пара заседаний. Осталось только представление доказательств защиты и прение сторон. Вся стратегия уже выстроена. Поэтому можно допустить, что можно справиться, если самого этого адвоката не удалят из дела.

Пока я ситуацию контролирую, но что будет завтра, я не могу сказать. Роман уже сидит в одиночке. От него отсадили сокамерника, отправили в другую тюрьму, и к нему пока никого не подселили. Это информация по состоянию на понедельник.

Что происходит в эти дни, может ли это как-то сочетаться с тем, что в моем лице его лишили адвоката – не знаю, не могу ответить. Это будет ясно в дальнейшем.

- Вы рассматриваете вариант переезда в Украину?

- Я не исключаю никаких вариантов, но сейчас мне сложно ответить. Мне там негде жить, некуда переселяться. Если это бегство – да, но простой переезд – нет.

Если мне придется бежать, возможны разные варианты. Но ответить на этот вопрос сейчас я не могу. Сначала надо понять, что они собираются делать. Если станет понятно, что они не останавливаются, и их цель – выдавить меня из России, возможно, что и так может сложиться. Но пока ситуация неопределенная.

Вы понимаете, что при моем бэкграунде я могу получить убежище практически в любой стране – и за океаном, и в Европе. У меня всегда была эта возможность. Но задача моя состоит не в том, чтобы куда-то переехать и натурализоваться там. Я никогда такой цели не ставил, иначе я бы давно уехал.

Мы хотим просто понять: дадут ли вообще жить в России людям с иными взглядами. Сейчас на этот вопрос ответить невозможно. Нужно время.

Читайте все новости по теме "Эксклюзив" на OBOZREVATEL.

0
Комментарии
0
0
Смешно
0
Интересно
0
Печально
0
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы

Наши блоги