У Кремля есть дорожная карта по сливу Крыма – Голышев

16тЧитать новость на украинском

Накануне четвертой годовщины Революции Достоинства в Украине заговорили об опасности расшатывания ситуации на юго-востоке страны, которой, разумеется, не преминет воспользоваться Кремль.

В Санкт-Петербурге прошел проукраинский пикет в поддержку крымских татар. Примечательно то, что, в отличие от предыдущих подобных акций, на этот раз полиция предпочла не вмешиваться и оставила протестующих в покое. Одновременно сразу двое российских политиков, позиционирующих себя как оппозиционеры – Ксения Собчак и Григорий Явлинский – сделали заявления о необходимости проведения в Крыму еще одного – демократического, прозрачного, честного – референдума.

И, наконец, в Украинской Греко-католической церкви издали специальное распоряжение, в котором обязали каждого исповедника задавать кающемуся вопрос: виновен ли он в грехе коррупции.

"Обозреватель" попросил поделиться своим мнением обо всех этих события, заявлениях и опасениях российского публициста, блогера, аналитика, автора исследования "Personal Jesus" Владимира Голышева.

Предлагаем вашему вниманию первую часть интервью.

- В Санкт-Петербурге прошли пикеты в поддержку крымских татар и против репрессий в аннексированном Крыму. Полиция предпочла не препятствовать этой акции. Как вы расцениваете сей факт?

- Никак не расцениваю, да и вообще никакого факта я не вижу. По большому счету, эта тема в России не актуальна, она не интересна. И если какие-то люди или какие-то группы проводят какие-то публичные акции на этой теме, то эти акции – не стихийны. Я не верю ни в какие стихийные акции. Могут протестовать только сами крымские татары – у них есть мотив.

Зачем нужно было продемонстрировать лояльность к подобным протестам? Значит, надо было показать, что Россия – демократическая страна.

Эти так называемые протесты – инструменты пропаганды. Их специально создают, чтобы либо подавить с демонстративной жестокостью, либо, наоборот – чтобы продемонстрировать лояльность и показать, что у нас страна ужасно свободная и демократическая.

- Что, по вашему мнению, означают заявления людей, которые позиционируют себя в качестве российской оппозиции – той же Ксении Собчак или Григория Явлинского, о том, что в Крыму следует провести новый, честный, открытый, демократический референдум?

- Вы назвали так называемых системных оппозиционеров, которые не делают никаких заявлений, не согласованных с администрацией президента. В случае Собчак – может быть даже с ближайшим окружением президента, поскольку она все-таки является членом его семьи.

Кремль через формальных оппозиционеров вбрасывает идею повторного референдума, очевидно, для того, чтобы его слить. Но слив – это многоступенчатый процесс. Никто не собирается оставлять Крым прямо сейчас. Но это означает, что этот вопрос постепенно становится обсуждаемым.

Возможно, что, если Путин уходит – а я уверен, что так и будет, – у будущего президента России, нового-старого Медведева, уже есть дорожная карта по сливу Крыма. Видимо, закладываются первые камни в здание этого дела.

- Приближается очередная годовщина Революции Достоинства, озвучиваются опасения о том, что Кремль может попытаться воспользоваться повышением протестной активности на юге и востоке страны. Считаете ли вы такие опасения оправданными?

- Когда нет плохих новостей, приходится их выдумывать. Разве произошло что-то новое? Разве не известно, насколько ва*ная Запорожская область? Сколько проблем оставил после себя губернатор Одесщины, а ныне не гражданин Украины грузинского происхождения? И годовщина Майдана не первая.

Я не понимаю, в каком месте должен быть взрыв. Я хотел бы обратить внимание, что, в отличие от всех прошлых годовщин Майдана, подрывные элементы, которые работают на расшатывание украинской государственности и вообще ситуации в Украине, сейчас наиболее комичны. Просто сравните момент обострения, который был с Коломойским, с "Правым сектором" – вспомните все, что было в прошлые годы. А теперь посмотрите на этого гражданина без подданства, который сидит в палатке. Это угроза, что ли? Вы что, смеетесь?

Сегодня Украина подходит к этой кризисной точке, когда угрозы минимальны по сравнению с теми, которые были раньше. Никогда еще противники действующей власти не выглядели настолько нелепо, смешно, абсурдно и не вызывали такого отвращения у значительной части населения.

Украина сейчас как никогда крепка ввиду того, что ее противники максимально слабы. Сейчас на них просто смешно смотреть.

- Глава Украинской Греко-католической церкви Святослав Шевчук издал специальное распоряжение, согласно которому исповедник должен спрашивать у верующего на исповеди, совершил ли тот грех коррупции? "Мы в церкви понимаем коррупцию как грех, как моральное зло". Каково ваше мнение об этой инициативе?

- Прежде всего, хочу сказать, что эта инициатива касается исключительно чад Греко-католической церкви, и я могу расценивать только как зритель со стороны.

Вообще, это вполне по-католически, это очень характерно для Католической церкви – очень конкретно и технологично вмешиваться в вопросы, которые являются актуальными для паствы. В рамках Греко-католической церкви эта инициатива, наверное, по-своему революционная и может вызывать восхищение.

Но богословский аспект этой инициативы у меня, как у христианина, не принадлежащего к УГКЦ, вызывает определенные сомнения, но это вовсе не критика, это заметки на полях. Потому что коррупция, безусловно, не грех, а следствие греха.

Но это вопрос сугубо богословский: на что обращать внимание – на наличие греховных страстей или на греховные поступки.

Традиция обращения внимания на греховные поступки кажется мне не вполне христианской. Она не особенно отличается от законнической иудейской традиции, которая подразумевает, что определенный набор поступков является греховным. А христианская традиция немного иная – она подразумевает наличие в человеке греховных страстей, которые ведут к греховным поступкам.

Хочу привести неожиданный пример Бориса Березовского. Он был христианином, и в определенный момент совершил публичное покаяние. Он написал достаточно пространный покаянный текст, в котором исповедовался перед людьми в своем единственном настоящем полноценном грехе, который привел к целой серии греховных поступков. Этот грех – алчность. Он хотел всего и много.

С моей точки зрения, чисто богословски, покойный Борис Абрамович Березовский более тонок, совершенен и христианск в отличие от этих католических традиций, которые называют грехом последствия их природной человеческой жадности. Духовное окормление все-таки подразумевает, что человек докопался до источника, который заставляет его совершать эти нехорошие поступки.

Греко-католическое духовенство живет на земле, стоит на ней обеими ногами и хочет играть активную роль в социальной жизни страны. Поэтому им глупо давать какие-то советы – им, наверное, виднее, как сделать мир, в котором они живут, совершеннее. Возможно, они все делают правильно.

Читайте все новости по теме "Эксклюзив" на Обозревателе.

Наши блоги