Думала, что это мой последний день в жизни - украинская певица о войне на Донбассе

47,7 т.
Думала, что это мой последний день в жизни - украинская певица о войне на Донбассе

Украинская певица и волонтер, экс-солистка ВИА "Сливки" Алла Мартынюк пришла на эфир программы "Грани войны" на ObozTV и рассказала нам много интересного.

Читайте текстовую версию интервью певицы на OBOZREVATEL. (Чтобы посмотреть видео, доскрольте страницу до конца)

- Ты постоянно ездишь или поддерживаешь связь с ребятами, находящимися на фронте. Продолжаешь помогать уже четвертый год подряд?

- Да.

Думала, что это мой последний день в жизни - украинская певица о войне на Донбассе

- Когда в последний раз ты с ними связывалась?

- Сегодня в три ночи. То есть это постоянная и непрерывная связь и помощь. К сожалению, не многое изменилось в обеспечении наших военных.

- Как ты определяешь для себя сектор, которому помогаешь?

- Я бы назвала это сектором огневой поддержки. Сейчас все настолько плохо с обеспечением, что мне это напоминает 2014 год. На самом деле, я не понимаю, как такое может быть, что на четвертый год войны нет даже самого необходимого. Например, заехала бригада в Пески, вижу, как они там живут - в условиях чудовищной влажности, с грибком повсюду.

- Какая помощь сейчас нужна?

- До сих пор нет прицелов. Просят бинокли, приборы видения. Где они все? Уже столько было ввезено всего...Пленка, конечно, чтобы утеплить и закрыть территорию. Кстати, она есть у нас в штабах, и я не понимаю, почему ее не выдают? Почему волонтеры это должны возить?

- Это распространенная проблема?

- Нет, это проблема отдельных бригад. Я считаю, что это очень зависит от командиров и командного состава. Много военных говорит, что они подают заявки, а те где-то теряются. Ну как такое может быть? Очень часто жалуются на новую форму ВСУ, в которой сейчас очень жарко. Люди в ней просто плавятся.

Но сейчас намного сложнее стало собирать деньги на помощь армии. С 200 репостов люди перевели 500 гривен.

- Почему так?

- Кроме того, что люди устали, у бизнесменов сейчас и так много проблем со средствами. Возможно, кто-то разочаровался. Я не знаю, если честно, но сейчас настолько сильное обострение, идут очень активные бои. У нас почти каждый день гибнут ребята. Это вообще ужас. По нам лупят из всего, что только можно. Творится просто ужас. От равнодушия людей вокруг становится очень больно.

Думала, что это мой последний день в жизни - украинская певица о войне на Донбассе

- До этого мы говорили с одним нашим гостем о посттравматическом синдроме. И только перед передачей ты сказала, что он у тебя уже четыре года. Как ты с этим справляешься и чувствуешь его?

- Я уже несколько месяцев не ездила на фронт, а отправляла помощь "Новой почтой". Сейчас во время боев меня стало ужасно подбрасывать и происходят приступы панической атаки. Если первые два года я нормально на это реагировала и даже спала там спокойно, то сейчас, когда я туда приезжаю и начинаются громкие выстрелы, то у меня почему-то начинаются панические атаки, ужасно нарушился сон и, знаешь, есть внутреннее отторжение войны.

Я не знаю как это объяснить. У нас очень боятся об этом много говорить, но когда я общаюсь с теми, кто сейчас на востоке, то они говорят: "Нам стыдно признаваться, что мы тоже хотим быть дома. Нам хочется вернуться из-за дикой усталости. Хочется жить нормальной жизнью, ходить по улице, улыбаться и отдыхать, но ты уже не можешь это оставить. Потому что война не прекратилась, потому что ты там нужен".

Я бы хотела поднять проблему с ротацией, потому что у нас действительно не хватает войск, не хватает медиков. То есть люди вынуждены четвертый год спасать жизнь или защищать страну только потому, что не хватает людей - никто не хочет идти сейчас воевать.

- Ты сама обращалась к психологу с этой проблемой?

- Нет, справляюсь сама. Хотя, конечно, пью успокоительные

- Можешь вспомнить моменты, когда тебе было страшнее всего?

- Всегда страшно, когда погибают. Это самое ужасное. И я до сих пор это очень тяжело переношу. Ребята более устойчивы к этому. Им тоже тяжело, но они уже это так сильно не переживают, стали сдержаннее, а для меня это всегда большой стресс.

- Ты боишься узнать, что кто-то еще погиб?

- Да. Самое страшное, когда я где-то почти сутки находилась во время атаки на наших позициях.

- Где это было?

- Я не хочу подставлять ребят. Волонтеров вообще нельзя пускать на боевые позиции, а меня много кто смотрит и слушает. Я сейчас расскажу, и все поймут, кто это сделал.

Могу сказать, где была последнее время: Авдеевка, Пески, Зайцево. То есть это донецкое направление. Конечно, было страшно, когда начинались все эти "прилеты". Я уже мысленно с мамой попрощалась и думала, что это мой последний день в жизни. И как-то у меня так все внутри перевернулось - почему так? Я артистка, мать двоих детей и езжу помогаю, а кто-то другой ходит по кабакам, в клубы ночные и ему вообще безразлично.

Сейчас среди моих коллег появилось очень много агрессивно настроенных. Недавно снималась с одним актером в проекте, и он начал говорить: "Ну что там твои националисты? Надо убивать таких людей". Я вообще была в шоке.

Есть действительно такие неравнодушные люди, как Ирма Витовская. Она очень патриотичный человек, но таких очень мало. И мне очень неприятно, что Россия так плотно зашла в наше кино и шоу-бизнес.

Думала, что это мой последний день в жизни - украинская певица о войне на Донбассе

- Россия возвращается в наше кино?

- Главные роли сейчас играют только российские актеры.

- Вот это интересный факт.

- Да, на четвертый год войны. И сейчас этот факт меня очень удивляет. Я понимаю, что они хотят зарабатывать деньги, совмещать политику и искусство, но все же...

- То есть киноиндустрия отворачивается от военных тем.

- Да, но сейчас есть и хорошая сторона: начинают снимать патриотические фильмы на украинском языке и о войне. Вот сейчас я буду сниматься в фильме о нашей современной освободительной войне. Буду играть разведчицу (с улыбкой).

УкраинаЭксклюзивРоссийско-украинский конфликтОперация Объединенных сил на ДонбассеАТО на Донбассе