УкрРус

Гарри Каспаров: Для понимания президентской стратегии Трампа нужно изучить географию долгов его империи

297.3тЧитати українською

Немногим менее месяца назад тринадцатый чемпион мира по шахматам, политический деятель Гарри Каспаров поделился с "Обозревателем" своими аналитическими наблюдениями за вхождением во власть 45-го президента США Дональда Трампа. Тогда же г-н Каспаров и шеф-редактор нашего издания Орест Сохар договорились продолжить беседу после того, как будут озвучены главные персоналии из состава Кабинета нового хозяина Белого дома. К католическому рождеству президент огласил список своей команды, что позволило завершить разговор о Дональде Трампе, степени его пророссийскости и зависимости от денег, тем самым добавив недостающие пазлы в политический портрет нового американского лидера.

"Договорняки" снова могут стать главной нормой геополитики

Г.К.: Политическое бурление в США продолжается, хотя, к сожалению, многие пузыри, которые выходят на поверхность, злокачественные.

- Что вы имеете в виду?

- В данном случае - эффект влияния президентских выборов и формирование администрации Трампа на мировые процессы. Также речь о последней неделе администрации Обамы: в очередной раз было продемонстрировано, насколько беспомощен Обама в вопросах геополитики: много разговоров, размахивания кулаками, но, в общем, итог 8-ми лет его правления катастрофичен – мир погружается в пучину конфликтов, совершенно очевидно, что диктаторские и террористические режимы чувствуют себя очень уверенно; они перешли к активной фазе действий, плотно захватив инициативу. Это при том, что ресурсов у Америки по-прежнему более чем достаточны для преломления ситуации... Но, как мы знаем, в политике наличие воли играет зачастую даже большую роль, чем ресурсная база.

Приходится признать, что путинская пропагандистская машина добилась довольно-таки внушительных успехов, навязав ложную концепцию борьбы с террором, хотя даже по последним сирийским событиям (трагедия Алеппо и сдача Пальмиры) совершенно очевидно: российская вооруженная группировка в Сирии воюет не с ИГИЛ, а с умеренными противниками Асада. Более того, не исключено, что сдача Пальмиры была продиктована необходимостью помочь ИГИЛ с вооружением, чтобы боевики могли более эффективно противостоять проамериканской коалиции, атакующей их на севере.

Это - частности. В целом же мы видим, что восхождение Трампа в Америке - это, в какой-то мере, продолжение BREXIT и других процессов, происходящих сейчас в Европе: как то активизация правых и левых радикальных движений в Европе, часть из которых открыто поддерживают Путина; это результат работы путинской агентуры, путинских лоббистов, глобальной путинской пропаганды… Все они отравляют сознание европейцев в условиях, когда Запад просто отписывается резолюциями, отказывается принимать кардинальные решения, будучи не готовым реально противостоять российской идеологической интервенции. У Запада, в отличие от времен холодной войны, отсутствует стратегический план, и вот это, по существу, и является на сегодняшний день главной проблемой, усугубляющей трагизм ситуации.

- Кажется, будет преувеличением заявлять, что Запад перестал думать...

- После окончания Второй мировой войны администрация Трумэна начала разрабатывать план противодействия коммунистической агрессии, создав такие институты, как Совет нацбезопасности, ЦРУ, "Голос Америки", НАТО (не стоит забывать и о Плане Маршалла, обеспечившим экономическое возрождение Западной Европы), которые позволили удержать ситуацию и в конце концов разгромить коммунизм в конце 80-х годов.

На сегодняшний же день мы видим удручающую картину полного отсутствия стратегического мышления - вместо долгосрочных стратегических планов, базирующихся на западных ценностях, в приоритет поставлены материальные. А ведь вызовы меняются, многие из достижений западной цивилизации, в первую очередь - коммуникационные средства массовой информации, - позволяют тому же Путину в условиях свободного мира вести более эффективную пропагандистскую войну. Что делает Запад? Вместо стратегического планирования мы видим неуклюжие попытки заключить какие-то сделки.

Так вот, на сегодняшний день существует реальная опасность, что администрация Трампа, если не будет "укорочена" американским Сенатом, пойдет на долгосрочную сделку с Путиным, которая не принесет никакого облегчения, а наоборот - усугубит ситуацию, потому что спровоцирует дальнейшие конфликты, дальнейшие акты агрессии, и, соответственно, цена противодействия этой агрессии будет резко возрастать. Пока мы видим очевидное желание Трампа договариваться, и связано это желание либо с какими-то обязательствами, которые у Трампа есть перед русскими олигархами и Путиным, либо с его непониманием мировых проблем. Но факт остается фактом – после пораженческой политики Обамы, во многом спровоцировавшей Путина на агрессивные действия, администрация Трампа может просто начать фиксировать ситуацию в ее нынешних раскладах, заключив с Путиным сделку, которая, по существу, поставит под вопрос существование таких глобальных институтов, как НАТО, может быть, ЕС и, возможно, отбросит нас на десятилетия или на столетие назад, - в эпоху, когда мировые вопросы решались главами крупных держав. А концепция международного права тогда существовала только в фантазиях утопистов.

И сегодня мы сталкиваемся с очевидной угрозой, что институты международного права, которые с 1945-го года регулировали вопросы безопасности на нашей планете и удерживали человечество от скатывания к глобальной катастрофе, в скором будущем могут быть выброшены на помойку. Таковой будет цена сделки с Путиным.

Понятное дело, российский диктатор представляется наиболее очевидным партнером для разнообразных переговоров и сделок, и Трамп может рассматривать его как идеального партнера для решения своих, подчеркну, - трамповских задач.

Трамп уже дал понять, что его дети "в игре"

- Вы говорите о "желании договариваться с Путиным" для решения личных задач Трампа, говорите о бизнес-интересах его команды. В этом контексте прошу Вас уточнить, о каких бизнес-аппетитах, каких сделках идет речь? Потому что формирование окружения следующего президента США не выглядит пока что насколько уж пророссийским...

- В принципе, говорить о каких-то сделках еще рано. Но если мы посмотрим на верстку команды, то становится совершенно очевидно, что бизнес-элемент ставится во главу угла. Администрация состоит из людей с ярко выраженной бизнесовой составляющей. Кроме того, существует колоссальный внутренний конфликт интересов у самого Трампа, при том, что мы до сих пор вообще не знаем истинных размеров трамповской империи, оперирующей недвижимостью. Говорят, что Трамп – миллиардер, подчеркиваю, "говорят", потому что у нас нет никаких подтверждений этому, кроме утверждений самого Трампа и растиражированных прессой рассказов о его огромном состоянии.

Главное в другом: предположим, там действительно огромная империя. Но обычно империи, оперирующие недвижимостью, стоят на долгах, и искусство руководителя такой корпорации заключается в способности постоянно находить новые источники финансирования, которые позволили бы перекрывать одни долги другими. Трамп официально пережил 4 банкротства, последнее – в 2008-2009 гг. Тогда он сумел избежать худшего, потому что был большой приток иностранных денег. Вопрос, который сейчас многих волнует: какая часть этих денег пришла из России? Были ли у тех денег какие-то политические привязки. Когда мы имеем дело с огромной империей без достаточной прозрачности, более того, империи, ставшей у руля американской политики, то вопрос "кому Трамп должен деньги?" приобретает масштаб значительно больший, чем аудитория журнала Forbеs.

В портфеле у Трампа могут быть не только российские деньги, но совершенно очевидно, что тема России для победителя президентской гонки в США наиболее болезненна. Трамп категорически отказывался признавать влияние России на ход президентской кампании. Сегодня создалась такая странная ситуация, когда избранный президент США, причем республиканец, категорически отвергает отчеты ЦРУ и ФБР о вмешательстве Кремля в избирательную гонку в Соединенных Штатах. При том, что кроме отчетов спецслужб США, существуют еще многочисленные отчеты европейских разведсообществ о том, что идут постоянные российские хакерские атаки на политическую инфраструктуру в этих странах.

Очевидно, что Путин начал необъявленную кибервойну против Запада, а Обама, психологически не готовый к такому масштабному конфликту, оказался неспособным ее остановить. Многие пишут, что Обама чувствует себя гораздо увереннее, нападая на республиканцев, ведя внутренние политические войны, а на мировой арене, где нужно действительно принимать решения жесткие и ключевые, он пасует и отступает, чем, естественно, пользуются враги свободного мира. Рост мировых конфликтных зон связан именно с тем, что Америка, отступая, создала огромный вакуум, который энергично заполняется диктаторами и террористами.

- Но если вернуться к бизнес-интересам Трампа, как они проявляются в сегодняшней его политике?

- Трамп по-прежнему держит контроль над своей империей. Формально он заявил, что поручает детям вести дела, но это по существу ничего не меняет. Все активы должны быть переданы, а ещё лучше - проданы независимой управляющей компании. Любое решение по бизнесу Трампа, которое будет принято кем-то из родственников президента, будет означать, что семья наживается на его политическом положении. Уже сегодня дети Трампа присутствуют на встрече, например, с американским ІТ-магнатами. Что это, если не прямое приглашение лоббировать собственные интересы через родственников президента? То есть для любого американского бизнесмена, как и для иностранных правительств, становятся абсолютно очевидными безграничные лоббистские возможности.

Ирония в том, что в Америке довольно четко прописан конфликт интересов на всех уровнях власти, кроме президента, потому что никто не мог представить ситуацию, при которой главой страны станет человек, который не раскроет до конца всю свою финансовую информацию. Обычно, президентская гонка подразумевала полный финансовый стриптиз. Трамп смог этого избежать - во многом благодаря тому, что его соперник Хиллари Клинтон не отличалась чистоплотностью в финансовых вопросах; тема коррумпированности демократического кандидата (речь идёт о многочисленных взносах иностранных государств и корпораций в Clinton foundation) позволила Трампу избегать ответов на крайне болезненные вопросы о своем финансовом положении.

Это плохие новости, потому что такая позиция президента США предоставляет возможность разного рода диктаторам не быть особенно щепетильными в средствах, решая свои проблемы.

Претендент на госсекретаря - путинский орденоносец и коммерческий партнёр Кремля

- Ваше мнение относительно формирования Кабинета Трампа? Например, как вы оцениваете выдвижение топ-менеджера ExxonMobil Рекса Тиллерсона на должность государственного секретаря?

- Решение Трампа выдвинуть на пост госсекретаря Рекса Тиллерсона для меня было самым показательным из последних событий. Надо помнить, что госсекретарь – это главная позиция в американском кабинете, то есть человек, неофициально занимающий первое место в правительственной иерархии. У Трампа был большой выбор, линейка республиканцев от Митта Ромни до Джона Болтона, занимающих принципиальную позицию (разной степени жесткости) и указывающих на Россию как на источник главных проблем. Это люди, имеющие чёткую привязку к должности, может быть, Ромни в меньшей степени, но остальные претенденты - например, Боб Коркер, многолетний глава комитета по международным отношениям; Дэвид Пэтреус, четырехзвездочный генерал, экс-глава ЦРУ - таких поискать еще нужно. Вместо этого выбирается человек, выходец из ExxonMobil, главным достижением которого является умение заключать договора с Россией. Более того, не так уж много в США бизнесменов, которым российский диктатор вручал бы орден Дружбы народов. Какие еще нужны свидетельства довольно близких отношений с РФ?

То есть мы понимаем, что у ExxonMobil были коммерческие разногласия с Кремлем, но эта компания была заточена на плотнейшие контакты и контракты с путинской Россией. Известно также, что Тиллерсон открыто лоббировал отмену санкций, считая их вредными и бессмысленными. Совершенно очевидно, что у него есть четкое понимание, как вести себя с Путиным и с другими диктаторами. Здесь все эти "заморочки" типа прав человека, приоритетов международного права отступают на второй, третий, четвертый план, да и вообще перестают кого-то волновать.

В этих условиях я все же не представляю себе возможности признания США Крыма российским, но, боюсь, тема будет заиграна, санкции при Тиллерсоне будут сняты, - если, конечно, не будет жесткой позиции в Конгрессе. При этом важно понимать, что даже при формальном сохранении санкций президент США обладает правом своим единоличным решением вычеркивать какие-то имена из санкционного списка.

Трамп, выдвигая Тиллерсона, создает основания для дополнительной атаки на себя и свой Кабинет - этого президентского протеже будут сбивать не только демократы. Уже несколько ключевых республиканцев - Джон Маккейн, Марк Рубио, еще несколько сенаторов сказали, что не будут голосовать за Тиллерсона. Этот кандидат будет подвергнут сильнейшей атаке в Сенате, и не факт, что ему удастся выстоять.

Трамп идет на такой риск потому, что для него это слишком важно, и рассматривает Тиллерсона как идеального проводника выстраивания собственной концепции отношений с остальным миром.

Кстати, появилась информация, что будущий министр торговли США Уилбур Росс имеет совместный бизнес с путинским олигархом Виктором Вексельбергом: в разгар финансового кризиса на Кипре они совместно приобрели контроль над Банком Кипра. В эту операцию было вложено более миллиарда евро. Теперь можно только догадываться, какое заключение относительно санкций выдаст министерство торговли США, руководимое бизнес-партнером Вексельберга.

- В предыдущем интервью Вы сказали, что по составу будущего Кабинета можно будет определить степень влияния Республиканской партии на Трампа. Ключевые должности плюс-минус розданы. По вашему мнению, насколько высоко влияние республиканцев на главу Белого дома?

- Республиканская партия сегодня далеко не едина. Скажем, того же Тиллерсона лоббируют многие респектабельные республиканцы. Это люди, "понимающие", что нужно делать бизнес и не заморачиваться идеологическими концепциями. Трампу в вопросе Тиллерсона противостоит рейгановское крыло. Но насколько оно сможет отстоять свои позиции, - мне не ясно. Многие республиканцы считают необходимыми экономические изменения внутри страны, как то снижение налогов, отмена разного рода регуляторных актов, принятых в нереальном количестве во время президентства Обамы. То есть существует понимание, что Трамп будет делать какие-то правильные вещи, а с внешней политикой потом разберемся.

- Как Вы оцениваете другие выдвижения в правящем Кабинете: Джеймса Матисса на пост министра обороны, Майка Помпео на главу ЦРУ? Также известны фамилии генерального прокурора и главы администрации. Эти люди способны сбалансировать политику Трампа и его "кавалера ордена Дружбы народов"?

- Матисс – уважаемый генерал, понимающий проблематику, но Пентагон все-таки не определяет политическую стратегию. Проблема еще и в том, что Тиллерсон будет работать в связке с другим генералом, советником по безопасности Майклом Флинном. Этот человек полностью находится в плену путинской парадигмы и считает, что Путин - союзник США в борьбе против ИГИЛ, при этом игнорируя реальные факты, которые сегодня подтверждают обратное. По раскладке сил в Кабинете президента именно Флинн и Тиллерсон (если последний будет утвержден в должности) станут определять американскую внешнюю политику.

Должность Флинна не утверждается в Сенате, это номенклатура Белого дома, а Тиллерсон должен пройти сенатские слушания.

Главная интрига в том, сумеет ли Чак Шумер, новый лидер демократов в Сенате, сохранить единство демократов, потому что они тоже находятся в разобранном состоянии. С одной стороны, они, конечно, хотели бы Трампа "ужучить", но некоторые сенаторы представляют штаты, где у Exxon сильные позиции.

Это станет тестом: если Тиллерсон не пройдет на должность, то будет ясно, что возможности Трампа резко изменить внешнеполитический курс США - крайне ограничены.

Кстати, Россу тоже предстоит пройти сенатские слушания. И трудно представить, что в их ходе не будет поднят вопрос о его отношениях с Вексельбергом.

Твиттерное мышление президента способно обрушать биржи

- Какую экономическую стратегию управления страной собирается избрать Трамп? Многие аналитики пишут, что он, например, пытается сделать более дорогим доллар, поэтому понижает стоимость сырья и т.д. Какие, по Вашему мнению, у него экономические планы?

- На самом деле, сейчас разделять политику и экономику невозможно, вопросы американской экономики не могут решаться в отрыве от понимания глобальной картины мира: если айфон начать собирать в США, он будет стоить намного дороже.

Республиканская повестка дня мне кажется разумной, но проблема в том, что Трамп готов кидаться из стороны в сторону, потому что у него нет четких идеологических представлений, во многом это "твиттерное" мышление, на котором невозможно выстраивать долгосрочную экономическую модель. Теперь твиттер президента США может обрушивать биржу, поднимать одни и опускать другие акции. Трамп живет в мире шоу-бизнеса, где надо что-то сделать сейчас, а дальше - посмотрим. На самом деле, это ментальность диктаторов, потому что они тоже решают проблемы здесь и сейчас, а "дальше - посмотрим".

Какие-то стратегические планы могут быть связаны только с теми людьми, которым Трамп сможет доверить полностью процесс планирования, при том никто не гарантирует, что в этот процесс в один момент Трамп не решит вмешаться своим твиттом: "Знаете, мне это не нравится, почему какой-то завод уволил определенное количество людей, перевел бизнес в другое место или, например, автоматизировал производство?". Трамп ищет внешние эффекты, и любые инновации, которые может реализовывать его окружение, могут быть просто нивелированы его абсолютно неконтролируемым нравом.

- То есть от президентства Трампа стоит ожидать только шоу?

- Краткосрочные успехи могут быть, потому что экономика Америки была зарегулирована при Обаме, и определённые шаги принесут эффект. Не нужно ничего особо делать, просто дать бизнесу возможность работать.

Стратегическая перспектива мне кажется довольно-таки туманной, чтобы не сказать мрачной, потому что она все-таки связана с планированием, а Трамп не перестанет быть Трампом. Из-за того, что он переселится из Трамп-тауэра в Белый дом, он не перестанет твиттить в три часа ночи.

Вскоре читайте на "Обозревателе" вторую часть интервью с Гарри Каспаровым.

Место:
Наши блоги